Содержание

Поддержать автора

Свежие комментарии

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Галереи

  • Светлана Тулина

    Стенд
    роман

    Ну да. Вот они, в полном объёме. Повезло же… За все три года присутствия амазонок на Стенде не было ни одной подобной проблемы! Ни одной! Дождались. Нет, не то, чтобы проблем вообще не было — лазарет вечно переполнен обескровленными психопатками, чуть ли не каждый месяц кто-нибудь попадается с передозом мятки, и хорошо ещё, если вовремя попадается и откачать успевают. Климат опять же, постоянные простуды вкупе с тепловыми ударами и обморожениями, но к этому всему уже как-то притерпелись. А вот таких проблем — не было.   Ксенологи, сволочи, мамой клялись, что именно таких проблем тут и возникнуть-то не может. В корне! И вовсе не из-за каких-то там слишком уж высоких моральных качеств этих самых геймеров, шутить изволите? Это у кого там высокие моральные качества? У дикарей, по деревьям прыгающих чуть ли не голышом и жрущих в сыром виде всякую пакость?! Впрочем, даже если бы и высокие… чем высокоморальней и ближе к пуританству общество — тем больше в нём потенциальных маньяков, и тем страшнее такие маньяки. Эту теорему по соционике доказать просят на втором курсе в качестве лабораторной, да и то не всегда. Слишком уж простая она. Тут дело в другом. В отсутствии получаемого удовольствия. Нет для них в сексе кайфа. Просто работа, необходимая, но вовсе приятности не доставляющая. Так-то вот. Как они ещё не вымерли, бедные, при таком-то раскладе. А если кайфа нет — зачем напрягаться?.. Всё равно как в лишний наряд по уборке санузлов напрашиваться. Какой нормальный станет, и не важно при этом, человек он или геймер? Никакой не станет. Нормальный, в смысле. Нормальный… Ага. Именно что — нормальный. Повезло же нарваться на извращенца-трудоголика!   Правда, если от семантического анализа отталкиваться, за изнасилованием остаётся ещё функция подчинения-унижения поверженного врага и его ближайших родственников… Забавно. Так естественно и по-человечески — превратить удовольствие в инструмент принуждения. По-человечески. Ага. Только вот трудоголик этот — не человек. И даже близко не. Геймер он. А для геймеров функцией подчинения-унижения другое является, стоит хотя бы разок на зубки их посмотреть, у них же даже и ругань вся — именно на этом, и такое понятное любому человеку «поиметь» после перевода на местный и обратно будет звучать как «надкусить». А, значит, мы возвращаемся всё к тем же четырём шансам из одиннадцати…   Вернулся главарь быстро — не прошло и двух-трёх минут. Скользнул мимо сквозь привычно расступившихся. Голый, уродливый, теперь он вовсе не походил на человека — скорее, на огромного паука, он и передвигался-то по-паучьи. И был он один. С тонких губ на острый подбородок текла кровь, и Стась слегка замутило, когда она поняла, что кровь эта — не его. Взвизгнула Джесс. Кто-то спросил испуганно: — Но ты хотя бы их… Для страховки? Одного из произнесённых слов Стась не поняла — очевидно, тоже какой-то местечковый сленг, не вошедший в основную лингво-базу. Ответом был хриплый смех. А потом Джесс заорала уже всерьёз. И орала долго…

    ***

    Стась провела быструю ревизию своих повреждений, но не нашла ничего утешительного: на ведущие к потере сознания они не тянули, а для принуждения при помощи грубой физической силы и реальной угрозы жизни были нетипичны. Самое скверное — что он сильный и уверенный. Такой не станет бить по голове поверженного и беспомощного врага. Просто так — не станет. Придётся спровоцировать… Той тринадцатилетней идиотке, что сопротивлялась на Базовой четыре часа подряд за ради сохранности своей профессиональной пригодности, было всё-таки легче. Она знала, что её ищут. И свято верила в спасателей — молодая, наивная, что с неё взять? Стась же дежурила раза три в спас-отряде, сподобилась, потому и иллюзий никаких насчёт их оперативности не питала. Да и не знает никто, что они в самоволку рванули, специально ведь подгадали в окно между дежурствами, а потому и искать начнут не раньше, чем дня через два. А два дня — это вам не четыре часа, этого никому не выдержать. Единственная надежда, что раньше не выдержат нервы у Керса, и он всё-таки применит указанную в сносках грубую физическую силу. Как там в учебнике было насчёт пассивного сопротивления? Вот-вот… Так и сделаем. В точности по учебнику. А орать — это оставим Джесс. Стась приглушила тактильную чувствительность, пройдясь по рецепторам. Сопротивляться мы не будем — пусть работает, трудоголик несчастный…   Честитский пояс он, правда, сломал за пару минут — и это хвалёный синопласт, который не берёт иридиевая сталь и алмазная ножовка! Хорошо же корпорация защищает своё имущество, нечего сказать! Но это — пояс, так, железка. А вот с физиологией ему придётся потрудиться, медики АИ не зря свои зарплаты получают — об амазонках среди мужских наёмников на эту тему немало страшных историй ходит. И далеко не все эти истории — просто страшилки для новичков. Этот Керс по своей малообразованности на собственной шкуре скоро испытает все удовольствия, заранее жаль мальчика. А пахнет от него приятно… Стась прикрыла глаза, принюхалась и улыбнулась. Испуганный почти детский голосок спросил неуверенно: — Может, морду ей всё-таки завязать? И — другой, более низкий и привыкший командовать: — Рискну. Смешок. Шипение. Прикосновение пальцев к почти полностью потерявшей чувствительность коже. Впрочем, кажется, уже не только пальцев…   Если бы не протекция тети Джерри, бывшей секретарем финстриссы левого рукава АИ и рекомендовавшей свою племянницу после обучения и отработки авансового срока не куда-нибудь, а строго и исключительно в корпус миротворок, Стась не видала бы синей формы, как собственных ушей. А не будь в составе «Амазонкс Инкорпорейтед» этого печально знаменитого и мало кому интересного корпуса, то не помогла бы ей никакая протекция. Даже тети Джеррина. Потому как первый же из основных тестов — тест на мобилизацию резерва агрессивности — Стась завалила благополучно и напрочь. Если и был у стасиного организма какой-то там скрытый резерв, то он предпочитал оставаться в подполье, и мобилизовать его Стась была просто не в состоянии. Ни тогда, ни сейчас. Хотя и старалась изо всех сил, честно и добросовестно пытаясь представить себе что-нибудь жутко страшное или отвратительное до дрожи. Но кончались все эти попытки всегда одинаково — ей в конце концов становилось смешно. Адреналин, естественно, никуда не выделялся, Стась виновато улыбалась, преподаватели зверели и начинали брызгать слюной. И дело тут было вовсе не в недостатке воображения или крайней тупости, хотя в личной медицинской карте Стась формулировка стояла именно такая. Просто ни к чему в глупой и скучной жизни не способна была Стась отнестись всерьёз. Ну действительно, сами подумайте — что такого можно себе навоображать? Такого, чтобы мороз по коже? Или мерзкого до натуральной тошноты? Луковица варёная или длинный волос в супе? Мерзость, конечно, но кто виноват, если ты на закусочных экономишь. Да и, потом, их же можно просто вынуть и положить на салфетку. И вдоволь повеселиться, наблюдая реакцию сидящих рядом. Или вот, ещё: раскусываешь яблоко — а там червяк. Причём не целый, а уже половинка. Мяконькая такая извивающаяся половиночка… Прелестно, правда?!.. И чего по этому поводу, скажите, вопить, словно тебя за сиську ущипнул не тот, кого бы ты хотела? Это же не просто какой-то там грязный уличный червяк, это же червяк яблочный! Он не глиста какая, гадость не жрёт, питается исключительно диетическим яблочком! У него и вкус — яблочный. Сами попробуйте, если не верите на слово — убедитесь. Какие проблемы?.. Или вот, ещё лучше — какашка. Свеженькая такая, большая и сочная. А ты на неё — голой пяткой… Вот как раз в этом самом месте Стась и начинала хихикать, а наставницы — свирепеть. С ужасами дело обстояло ещё хуже. Ранят или убьют? Грустно, конечно, но, может, в следующей жизни ты окажешься принцессой Фомальгаута (есть у них там принцессы, причём даже наследные, Стась проверяла!). Или вольным самураем шитакана — тоже, между прочим, неплохо, хотя их вроде бы и не существует. Мальчик любимый попку морщит? Ну это уж, простите, совсем смешно, особенно после обработки доблестных медиков АИ. Что ещё? Чёрная рука? Гроб на воздушной подушке? В учебнике советовали представить смерть родных, но у Стась это уже было. Это не страшно. И даже не больно. Во всяком случае, именно так сказал тот парень из Корпуса, которого прислали с повесткой. Слишком быстро, просто вспышка — и всё, они ничего не успели почувствовать, так он сказал. А смерть тёти Джерри вызвала бы у Стась повышение чего угодно, только не адреналина…   Не было страшно ей и сейчас. И ненависти особой к Керсу не было тоже. Скорее уж жалость — бедненький извращенец, с оттенком уважения — дело своё он знал и выполнял без халтуры, надо отдать ему должное. И когда, дождавшись удобного момента и вывернув шею до хруста позвонков, она вонзила недовыбитые зубы в оказавшуюся в пределах досягаемости руку — это не было вызвано ненавистью. Чистый прагматизм. Обеспечение лишней зацепочки адвокату. А ненавидеть — за что? Его пожалеть впору. Приличный мальчик, вежливый. Даже не садист. Страховка в полном порядке, недовыбитые зубы с оголёнными нервами сработают — так чего же особо переживать? Психозондирование — штука, конечно, малоприятная, но до суда вряд ли дойдёт, особенно ежели тетя Джерри проявит семейную солидарность. Нет, не со зла она его укусила. И даже не совсем верно было бы посчитать это просто провокацией. Ради провокации было бы гораздо проще плюнуть ему в глаза. Просто со всеми своими трудностями Стась привыкла справляться сама, врождённая осторожность требовала подстраховаться, а зубная боль не зря считается самой сильной, там же нервов до чёрта, она как раз должна…   Боль была дикой, ломающей блокировку, словно картон. Она прошила раскалённой иглой голову от подбородка до затылка, из глаз брызнули слёзы, тело свело судорогой, и, проваливаясь в гулкую черноту, Стась, кажется, ещё сильнее стиснула челюсти, кромсая осколками зубов чужую руку, и чужая кровь обожгла язык, а потом во рту словно взорвалась граната. Потом он её, кажется, всё-таки ударил. Но она этого уже не почувствовала…

    ***

    …А потом она лежала, запрокинув голову, и было ей всё равно. На лицо падали тяжёлые холодные капли дождя. Долго падали. Скапливались в открытых глазах, нагревались, а потом стекали по вискам тёплыми струйками. Ей было всё равно. Джесс, плача, била её по щекам и трясла за плечи. Стась не сопротивлялась. Даже не закрывала глаза, продолжая смотреть в пустоту куда-то поверх её головы. Ей было всё равно. Всё равно. Всё — всё равно. И то, что нехило погрызенного ею Керса до сих пор трясло. И пропитавшаяся оранжевым повязка на его руке. И дождь. И плачущая Джесс. И даже то, что какой-то геймер сказал детским голоском: — А её всё-таки надо бы того… досуха. На всякий случай… — На всякий случай держи своё горло подальше от моих зубов! — Керс вызверился быстро и так же быстро остыл. Сказал уже почти спокойно: — Когда я играю — то играю по правилам. Пусть даже это правила Керса. — А если теперь это будут правила крестника скиу? — спросил кто-то ехидно. Керс дёрнул плечом, но даже не возмутился. Сказал устало: — Я похож на рль? Открой глаза! — он несильно ударил её ногой в бок, поддел, переворачивая. Стась не сопротивлялась. Из распоротого острым сучком плеча снова пошла кровь. Ей было всё равно, что геймеры смотрели на эту маленькую ранку с каким-то странным выражением. Завистливый голосок протянул: — Везучий ты… Стась почти не слышала, как Керс ответил: — Не везучий. Предусмотрительный. Ей было всё равно…

    Базовая Площадь перед штаб-квартирой А-И Стась

      Перед зданием правления «Амазонкс-Инкорпорейтед» стоянка была запрещена, о чём предупреждали многочисленные знаки и весьма сурового вида охрана в количестве трёх лбов. Заметьте — невооружённых. Что и само по себе оч-чень многое говорит понимающему человеку. Во всяком случае — вполне достаточно, чтобы отбить охоту парковаться в непосредственной близости от этих лбов. Идиотов не было. Впрочем, у всякого правила… Золотисто-серый табл аккуратненько вывернулся из общего потока и мягко осел на траву прямо у самой нижней ступенечки. Точнёхонько посередине, хоть с рулеткою проверяй. Охранницы среагировали мгновенно — двое синхронно вошли в тау, легко так вошли, практически не шелохнувшись, одной волной. Класс не просто высокий, а высочайший. Мечта и зависть всех салаг, тихая ненависть выпускниц, понимающих уже, что не достичь им такого уровня без помощи чёрной магии. Третья метнулась к машине и оказалась у ступенек даже раньше, чем табл окончательно замер. Распахнула дверцу и тоже с поклоном вошла в тау — но это уже так, ради проформы и антуража для. Злые языки утверждали, что в те редкие дни, когда Фрида Лауэрс решает почтить своим присутствием контору, событие это отмечается расстиланием красного ковра от лифта и до автомобиля. Более же нахальные вообще говорили, что паркуется она непосредственно к окну своего кабинета. Действительность была куда проще и забавнее. Мало кто из посторонних знал, что Фрида Лауэрс чрезвычайно гордится своей подчёркнутой демократичностью и все двадцать четыре ступеньки до личного кабинета предпочитает преодолевать исключительно пешком. Демократичность проявлялась и в одежде. Синяя форма её отличалась от обычной командорской только качеством пошива, да сапожки светились тою же белизной, что и манжеты — в отличие от чёрных форменных. И отсутствовали знаки различия. Окинув охранниц одобрительным взглядом и озарив всю округу ослепительной улыбкой, она легко взбежала по ступенькам к уже распахнувшимся ей навстречу дверям. Сверкнула улыбкой налево-направо двум совсем ещё юным аскам, наверняка первокурсницам, весьма демократично перекинулась с каждой из них парой слов о здоровье и погоде, ещё раз сверкнула улыбкой и исчезла в тёмном провале холла. Забавно. Интересно, если бы не было привратниц-асок и заряд демократичности целиком пришёлся на охранниц — как бы выглядела попытка поболтать о погоде с вошедшими в тау?.. Личный шофёр-секретарь-референт-носильщик-и-прочая-прочая-прочая несколько замешкалась, вынимая с заднего сиденья массивный кейс. Была она тоже массивна и коренаста, идеальный пробор делил полуседые волосы точнёхонько пополам, светло-голубая форма безукоризненно отглажена, походка нетороплива, движенья уверенны. Ни на охранниц, ни на юных асок она не обратила ни малейшего внимания. Охранницы ответили ей той же монетой, а вот аски проводили настороженными взглядами, поскольку женщина эта излишней демократичностью не страдала и при желании умела быть достаточно неприятной. Звали её Джеральдина Эски, и, кроме скверного характера и тяжёлой руки, отличалась она также ещё и богатейшей фантазией по части придумывания неприятностей ближним своим, имевшим неосторожность попасться ей на глаза в неподходящий момент. Двери захлопнулись. Одна из охранниц повела табл в закрытый гараж… Стась оттолкнулась от балюстрады шестого яруса, на которой лежала грудью, наблюдая разыгрываемую внизу на площадке сценку. Потянулась с лёгкой улыбочкой. Отвернулась, потеряв к зданию конторы всякий интерес. Она увидела всё, что хотела. Значит — командировка, да? Вне зоны досягаемости, значит? И неизвестно, значит, когда вернётся… А это — это так, просто обман зрения… Ну-ну. Конечно, можно было бы и заранее догадаться. Стась, конечно, сама виновата — не оправдала надежд и всё такое… А объяснять провинившимся что-либо — не в привычках у тёти Джерри.  

    Хайгон Интернат «Солнечный зайчик» Стась

      — Ась-ка-а-а!!! Жанка вылетела из-за угла, издав воинственный клич. На крутом повороте её занесло, и она была вынуждена слегка притормозить, что позволило Стась сгруппироваться, вдохнуть и вскинуть руки, и даже вякнуть, без всякой, правда, надежды на успех: — Анька, не смей!!.. — но тут светловолосый смерч пронёсся по коридору и прицельно прыгнул метров так с пяти. Стась хэкнула, выдерживая удар, спружинила на полусогнутых, потом, скрипнув суставами, крутанула Жанкино тело вокруг себя. Вообще-то, ничего сложного, только сильная нагрузка на шею, которую Жанка привычно замыкает в кольцо рук. Не хватается, а именно замыкает. Словно крутишь крупный несбалансированный обруч с тяжёлым довеском. Крутанувшись пару раз, Жанка взвизгнула, разжала руки и плюхнулась в угол кожаного дивана. Телом она с пелёнок владела так, что завистливо ахали матёрые десантницы, а в глазах профессиональных тренерш всех мастей моментально вспыхивал азартный огонёк… Впрочем, огонёк этот, быстро вспыхнув, так же быстро и угасал — ленива и безалаберна была Жанка с тех же самых пелёнок, а с милой улыбкой качать головой в ответ на всевозможные обещания и уговоры научилась даже раньше, чем говорить. В тау при желании, например, она уже сейчас входила не хуже тех охранниц, да вот только попробуй, вызови у неё это самое желание! Взывания к совести действовали ещё меньше, поскольку совести у Жанки не имелось. О чём она с радостной улыбочкой сообщала всем окружающим, и лишь пожимала плечиками, когда те деликатно пытались не поверить. Сегодня она могла с лёгкостью выиграть первый тур региональной олимпиады, а завтра запросто не прийти на второй только потому, что попалась интересная книжка и неохота было отрываться, не дочитав. Или мультик хороший нашла. Или ещё какая весьма уважительная причина в виде плохой погоды. Забавно, но почти никто на неё не обижался. Даже тётя Джерри не прибегала к суровым методам воспитательного воздействия. А на все неодобрительные поджимания губ по поводу систематических прогулов или поведения вообще Жанка лишь улыбалась безмятежно и рассеянно. Наверное, именно такой могла бы стать Зоя Монроз, не случись в её жизни двух революций, тифа, смертей и Роллинга…   Жанка и сейчас улыбалась. Широко и радостно. Но, пожалуй — чересчур широко и слишком радостно. А на тёмное пятно нагрудного кармана стасиной форменки — кармана, с которого уже была спорота белая честитка, — старательно пыталась не смотреть. Понятненько. Бабское радио не дремлет. Стась хмыкнула, присела рядом. — Как твоё ничего? Вопрос был традиционным, как и бурное приветствие до него. Почти что риторическим. Ответ, впрочем, оказался куда менее традиционным, но вполне в стиле. — Дура ты! — сказала Жанка, помолчав. Вот так. Честно и откровенно. Не взирая на… Такая она. — Тебе же радоваться надо, идиотке! Жанка была моложе. На восемь лет. Восемь лет — это иногда очень чувствуется. — И чего, скажи, ты там потеряла? Ханжи несчастные! Ну чего тут переживать? Не понимаю! Стась хмыкнула. Дёрнула плечом. — А кто переживает? — Ну не я же, в конце-то концов! Перед нею такие горизонты открываются, а она… Идиотка, одно слово. Ты же теперь свободна, как птица! Куда хочу — туда лечу! Кайф! А хочу — вообще никуда не лечу! По мне так ещё больший кайф.
    19 сентября 2016
    Последняя редакция: 8 октября 2016