Содержание

Поддержать автора

Свежие комментарии

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Галереи

  • Международный литературный клуб «Astra Nova»

    Астра Нова № 1/2015 (004)
    альманах фантастики

    Геннадий Ядрихинский ТАЙФУН В СТЕКЛЯННОМ ГРАФИНЕ

    Это был самый обыкновенный стеклянный графин. Такие обычно ставят в офисах небольших фирм для вида. Как говорится, чтобы был. Графин стоит на краю стола и покрывается пылью. Иногда работники замечают, что вода в нем зацветает, и тогда этот предмет интерьера поспешно суют под водопроводный кран в каком-нибудь туалете. И цикл повторяется вновь. Этот графин был именно таким. Никто не знал, кто и когда его сюда принёс. Графин был очень старый и в сумятице дней даже потерял свою крышку. Стоял он на пятом этаже многоэтажного здания в крохотной комнатке за дверями с надписью «Престо. Оргтехника и комплектующие для компьютеров». Вы, наверняка, без труда вспомните пару-другую таких зданий в своём городе. Начинающие компании или просто средние предприниматели арендуют в большом здании очень маленькую комнатушку и гордо называют её офисом. Именно в таком улье, набитом сотами из разносортных компаний и агентств, существовала компания «Престо». Работал в ней компьютерный специалист Максимов, в чьи обязанности входило ознакомлять оптовых покупателей с товаром, что в огромных количествах залеживался на складах, принадлежащих боссу. В тот ничем не примечательный вечер Максимов занимался своими привычными делами. Клиенты не заходили, и компьютерный специалист атаковал магическими заклинаниями орды монстров, копошащихся на экране его ноутбука. И потому он не сразу сообразил, что что-то в офисе изменилось. До его слуха упорно доносился какой-то булькающий звук, и Максимов отвлекся от игры. Первое, что он подумал — это то, что закипел чайник. Хоть Максимов и не ставил чайника, он нехотя поднялся и подошёл к столу. Он даже не стал проверять, была ли в чайнике вода, поскольку то, что он увидел, сразу определило направление булькающего звука. На столе стоял графин, в котором кипела вода. Максимов с опаской прикоснулся к графину. Стекло оказалось холодным. Максимов приподнял графин и осмотрел его со всех сторон. Последний везде оставался стеклянным и холодным. Это просто всполошило Максимова. Он аккуратно поставил графин на стол и судорожно достал из пачки сигарету. Такое бывает раз в жизни! И, как назло, ни камеры, не фотоаппарата. Как всегда. Максимов, так же судорожно, как и достал, кинул сигарету и выбежал из офиса. Он просто вбежал, ворвался в офис напротив. Влад читал книгу и потягивал из кружки чай. — Ты опять ополоумел?- не отрываясь от книги, произнёс он. — Быстро! Быстро ко мне!- задыхаясь, закричал Максимов. Что-то в виде Максимова Влада насторожило. Он быстро поставил кружку на стол и выскочил из-за стола. — Шура, что случилось? — Сейчас сам увидишь,- произнёс Максимов на ходу. — Гляди,- сорвалось у Максимова, едва они вошли в комнату. — Что? Максимов тупо уставился на графин, в котором тихо покоилась вода. — Только что в этом графине кипела вода. — Опять я оказался прав. Ты всё-таки ополоумел. — Да нет же! В самом деле. В нём только что кипела вода,- растерянно говорил Максимов, вертя в руках графин. — Это одна из самых глупых твоих шуток. Максимов вопросительно посмотрел на Влада: — Тогда может быть это твоя удачная шутка? — Шура, тебе пора лечится. — Тогда объясни мне, отчего в графине могла закипеть вода. — Ну, я где-то слышал, что вода закипает от повышения температуры. — Обломись, графин-то был холодный. — А вода? — Вода? Чёрт, не подумал. Ну, это же, в конце концов, графин, а не термос. Тем более это не объясняет тот факт, что она сейчас не кипит. — Остыла,- буднично произнёс Влад. — Это и впрямь не твоя шутка? — Нет, но если кто-то над тобой так пошутил, то очень удачно. У тебя есть стакан? — Чашка сойдёт? — Давай. Максимов достал из шкафа старенькую чашку, из которой он попивал кофе. Влад взболтнул графин и налил воды в чашку. — Это пить можно? — Рискни. Влад осторожно пригубил воду. — Тьфу! Застоявшаяся. Ты когда её последний раз менял? — Ммм… Давно. — Чайку сделай себе из этой гадости. — Что ты думаешь? — Не знаю. Ты уверен, что она кипела? — Ну, булькала, по крайней мере. Графин на ощупь был холодный. — Может, просто вибрация какая-то была? Ну там, троллейбус под окном проходил… — Ага, и Мамай вместе с Золотой ордой. Я его в руках держал, когда он кипел. — Тогда есть ещё вариант. Резкое понижение давления. В вакууме вода кипит при комнатной температуре. — В вакууме и кровь в венах кипит при комнатной температуре. — А я и гляжу, ты какой-то взъерошенный сегодня. — Ладно, серьёзно, что ещё могло вызвать такую реакцию? — Некоторые вещества ослабляют поверхностное натяжение воды. Вот, например, вспомни, как вскипает чай, когда добавляешь сахар. — А в этом что-то есть. Ведь, наверное, есть что-то и посильнее сахара. — Есть-то есть. Наверное, где-то в секретных лабораториях. — Час от часу не легче. Максимов взял со стола оставленную сигарету и, наконец-то, закурил. — У тебя ещё есть? Максимов кинул через стол пачку и подошёл к окну. — Саня? — Что? — Саня, ты это видел? Максимов отскочил от окна и подбежал к столу. С графином опять было что-то неладно. Зеркало воды в нём медленно приобретало угол наклона относительно плоскости стола. Максимов кинул быстрый взгляд на Влада, и их взгляды встретились. — У тебя есть камера? — Риторический вопрос. — Понятно. — Может, это дом наклоняется? — Да, точно. Ещё секунда, и мы вывалимся из окна. Градусов тридцать уже есть. — Левая гравитация,- предположил Максимов. — Очень возможно,- произнёс Влад. Максимов провёл рукой на некотором расстоянии от графина. — Я ничего не чувствую. — Выходит гравитация действует только внутри графина? — Однонаправленного гравитационного поля не существует. Да и изоляции для гравитационного поля не существует. — Ещё какое-то поле? — Какое? Ну, выруби на всякий случай все электроприборы в комнате что ли. — Только комп работает. — Вырубай. Влад выдернул из розетки штекер. — С ума сошёл?! Я только вчера винду переустановил. — Забудь. Тут поважнее будет. — Блин, три секунды — выключить. Влад нагнулся над графином. — Интересно, а когда верхний край воды достигнет горлышка, вода выльется? — Я тоже об этом подумал. Вода в графине стала опасно покачивать сосуд. — Придержи его. — Может, сам придержишь? — В конце концов, чей это графин? — Ну, ладно,- произнёс Максимов и неуверенно взялся за гладкое стекло. — Ничего не чувствуешь? — Пока нет. Он просто кренится оттого, что вода сосредоточена неравномерно. Да, и видишь, вода стала подниматься медленнее. — Угу, и что-то подозрительно волнуется. — Может, я рискну его приподнять? — Ну, попробуй. Максимов, затаив дыхание, поднял сосуд. Вода продолжала ползти вверх. Максимов аккуратно перенёс графин на другой стол. Вслед за ним подошёл Влад. — Ну, что: пока вроде без изменений,- констатировал Максимов. — Выходит, от местоположения это не зависит. — Значит, дело во внутренней среде. Что-то или в стекле, из которого сделан графин, или, собственно, в воде. — Логично. — Постой! А в стакане, из которого ты пил, ещё осталась вода? Влад рванулся к стакану. — Есть! — Ну и? — Вроде ничего: вода как вода. — Значит, всё дело в графине. Влад поднял стакан и переставил туда, где до этого стоял графин. Убедившись, что ничего не происходит, он поднёс его к графину. — Однозначно, в графине,- Влад недоверчиво понюхал жидкость в стакане и сморщился.- Надеюсь. — Тебя не пучит? — Злорадствуешь? Совсем нехорошо издеваться над человеком, пожертвовавшим здоровьем ради эксперимента. Максимов понюхал воду в графине. — Старая водопроводная вода. — Я могу, в принципе, отнести её на анализ. У меня есть друг-химик. — Хорошо иметь полезных друзей. — Завтра обязательно отнесу. Лучше, наверное, даже вместе с графином. — Посмотри! Вода в графине почти достигла горлышка и пошла рябью. На её поверхности начали лопаться пузыри. — Опять кипит. — Угу… Вода выдала последний, самый большой пузырь и плюхнулась на дно графина. — Что? Всё? — Ту би континидэт. — Думаешь? — А почему нет? — Ну, давай посмотрим — Может, стоит его тогда поставить обратно на тот стол? — Давай. Максимов вернул сосуд на стол, где изначально стоял графин, и уселся напротив. Влад сел рядом и тоже впялился в графин. — Слушай, Шура, а ты не психокинетик? — Чего? — Ну, предметы, там, не двигаешь взглядом? — Последние тридцать лет — нет. — Знаешь, иногда люди даже без всяких таких способностей могут неосознанно проецировать психокинетическую силу на определённые предметы. В твоём случае это оказалась вода в графине. Скорее всего, у тебя какая-то психическая связь с водой или что-то в этом роде. — «Секретных материалов» насмотрелся? — А что? Это пока самая неопровержимая из наших догадок. — У меня есть более сильная идея. — Ну, просвети меня. — Ты когда-нибудь слышал об энтропии? — Что-то обратное энергии. Рассеивание энергии, если не ошибаюсь? — Ну, вроде того. Кроме того, энтропия — это мера хаоса. Беспорядочность движения всех микрочастиц описывается законами энтропии. — А, типа, сохранение энергии? — Почти. То есть, энтропия и третий закон термодинамики утверждают, что частицы движутся произвольно, в зависимости от соотношения соударений. — В идеальном случае каждая пара частиц уравновешивает друг друга. — Именно. Поэтому вероятность того, что все частицы среды начнут двигаться в одном направлении, ничтожно мала, стремится к нулю. В нашем случае с графином воды два измерения перекрыты стенками сосуда, то бишь выполняют для свободных частиц роль парной частицы. Плоскость соприкосновения с воздухом также не даёт вырваться молекулам воды за счёт поверхностного натяжения. — Ну, постоянное испарение-то всё-таки происходит. — Небольшое. Это, учитывая стабильность энтропии. — О, даже мера хаоса имеет стабильность! — А как же? Так вот, если же посчитать, что в одну сторону разом двинутся все частицы, то вода начнёт волноваться. — Или крениться…. — Заметь, это никак не перечит законам сохранения. Просто существует такая вероятность. — Что-то я не очень представлю, как все молекулы могут двинуться в одном направлении. Да и сила внутреннего взаимодействия у воды великовата. — Но ведь один раз на миллион триллионов это может случиться. — Конечно. Но никак не два раза в одной комнате. Кроме того, сколько у воды степеней свободы? Пускай она закипела от потока однонаправленных частиц. Но чтобы создавала идеально равномерный крен? — По крайней мере, эта теория не хуже твоего психокинеза. — Только как теория. Прошло полчаса. Влад нервно передёрнул плечами. — Слушай, Саня, извини. Это всё очень интересно, но мне уже давно пора домой. Максимов глянул на часы. И в самом деле, было уже поздно. — Может забрать графин домой? — Не самая хорошая идея — хранить такую штуку дома. Откуда мы знаем, что она ещё может сделать? — Графин с водой? — И всё же. — Пожалуй ты прав. Я останусь здесь. — Тебя жена не грохнет за то, что ты не ночевал дома? — Она на даче. — Везёт же. Ладно, пойду, офис закрою,- произнёс Влад и скрылся за дверным проёмом. Когда он вернулся, Максимов пытался зажечь сигарету отсыревшими спичками. — Ты бы проветрил здесь. Клиенты задохнутся. — И точно. Максимов открыл форточку. — Пошёл бы ты домой. Оно тебе надо?- глядя на графин, произнёс Влад. — Кто его знает, может тут дело и не в энтропии, а в месте. — Знаешь, если всё дело в энтропии, то вероятность того, что это повторится, равна той, что на тебя упадёт метеорит или моя собака съест сама себя. — При чём тут твоя собака? — Да это так, к слову. Ну, давай, счастливо. — Пока. За Владом захлопнулась дверь, и Максимов остался один. Только теперь он сообразил, что сидеть здесь одному, да ещё и с этим графином, довольно страшно. Но графин молчал, и, посидев минут с пятнадцать, Максимов поставил чайник. Ещё через полчаса он допил чай и позвонил Владу. — Влад? — Да,- голос звучал глухо и надрывно. — Что-то случилось? Влад промолчал. — Как твоя собака?- попробовал пошутить Максимов. — Какая её часть?- со злым сарказмом донеслось из трубки. Максимов перевёл взгляд на графин — вода в нём висела неровным пузырём. В трубке Влада раздались короткие гудки.
    19 сентября 2016
    Последняя редакция: 21 октября 2016