Содержание

Поддержать автора

Свежие комментарии

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Галереи

  • Международный литературный клуб «Astra Nova»

    Астра Нова № 1/2015 (004)
    альманах фантастики

    СТИМПАНК

    Техника. Елена Нестерова (Альфацентаврова) (от англ. steam, «пар» и punk, «панк») — направление научной фантастики, моделирующее цивилизацию, в совершенстве освоившую механику и технологии паровых машин. Как правило, стимпанк подразумевает альтернативный вариант развития человечества с выраженной общей стилизацией под эпоху викторианской Англии (вторая половина XIX века) и эпоху раннего капитализма с характерным городским пейзажем и контрастным социальным расслоением. Возможно, однако, и наличие в произведениях стимпанка большей или меньшей доли элементов фэнтези. К «панковскому» компоненту стимпанка относится особый акцент на «низкой человеческой природе», движимой низкими страстями — похотью, гневом, тщеславием, алчностью и завистью. Общий стиль стимпанка зачастую выглядит циничным (грубо-откровенным) и пессимистичным (антиутопическим), однако, благодаря комическим возможностям ретростилистики и альтернативной истории, широко распространены и юмористические, пародийные мотивы. Элементы стимпанковой стилистики — «старинные» автомобили, локомотивы, телефоны и т.п., анахронически вписанные в более (или менее) «старинный» антураж, летающие корабли-дирижабли, механические роботы — иногда входят и в упрощённо-сказочные, и даже детские произведения. В настоящее время в общественной среде и массовой культуре наблюдаются явления, позволяющие говорить о стимпанке, как о формирующейся субкультуре.

    Статья взята с портала LitCetera

     

    Анастасия Шакирова ИЗ ЦИКЛА «СТИМПАНК»

    Стимпанк-1

    один на заводе, в цеху, работал — привык уж, наверное, лет с восьми. на вырост рубашка, штаны и боты, да рваная кепка, да горький жмых. по виду тринадцать, а может, меньше — кто их разберёт, босоту и голь, он сам-то не помнит свой день рожденья, и жизни не знает совсем другой.

     

    другой жил в пристройке, почти на крыше — каморка три-на-три, кровать и стол, был лётчик когда-то, весь был да вышел, на хлипкую пенсию, вишь, ушёл. в груди шестерёнки, хребет из стали, как лопасти выгнуты позвонки — врачи починили, но не летает. и хлещет вишнёвку с глухой тоски.

     

    они познакомились так, случайно, нетрезвым был Карл, а Малыш скучал, и был разговор с бледно-жёлтым чаем, о небе, о солнце и о лучах, о лётчиках, крыльях, о красной краске (чтоб на фюзеляже была — звезда)… и тронулась с места слепая сказка, но двинулась вовсе уж не туда.

     

    Малыш на заводе заклёпки тырил, а Карл экономил на сухарях, скрываясь от всех контрразведок мира, соседям ни слова не говоря, они собирали его три года — в заброшенном складе, брезентом скрыв, и вот, наконец-то — рассвет, погода практически лётная, старт игры.

     

    вот катится с горки шальная сказка, грохочет колёсами, пар плюёт, кому-то тропа — скоростная трасса, кому-то ореховый прут — копьё. летит самолётик, летит все выше, крылом распахав чудеса и быль, за смог и туман, за иные крыши, на поиск нездешней, чужой судьбы.

     

    кому-то и небо — трава под ноги, кому-то — дорога за облака, и пусть их хранят молодые боги — в кожанках и в лётных глухих очках. …и, рот распахнув, изумлённым взглядом за этим полетом следит с земли бродяга по прозвищу Принц. а рядом лежит механический тёплый Лис.

    Стимпанк-3

    не охоться на здешних фей: это вам не тут, здесь убьют, потом догонят — ещё убьют, выпьют досуха, влагу всю по полям прольют, жизнь не жаль свою?

     

    обернутся саламандрой, змеёй — и в лес, ни один сыскной кобель не берет их след, серебро их не убьёт, не удержит клеть, ну куда ты влез?

    под рубашкой видишь шрамы? смотри, смотри, зубы этих фей — острее, длиннее бритв, колдовство и шестерёнки у них внутри…

    не дыши. замри.

    может, в ночь тебе приснится, что ты бежишь — саламандрою, змеёй, босиком по ржи, за спиною — шелест крыльев и скрип пружин, а в руках — ножи.

    и когда ты обернёшься — рыча, визжа, солнца выплеск разобьётся о гладь ножа, ты увидишь… право, парень, тебя мне жаль.

    жилы не дрожат?

    ну, иди тогда к завскладу, возьми ружье и одежду. Койко-место теперь твоё. час до полночи — отбой, семь утра — подъём. понял? дуй. адьё.

    и откуда вы берётесь — огонь в груди, бестолковые, смешные; что впереди?..

    кто стучится? доброволец, ещё один? ты входи, входи.

    Стимпанк-4

    знаешь, сказки бывают разные, про драконов и про принцесс, про болотища непролазные, про волшебный поющий лес. про отважного Белорыцаря, что дракона сразит мечом.

     

    истлеют свитки, страницы выцветут. кто расскажет тогда? о чём?

     

    где туманы коврами сотканы — чёрный замок, вода во рву. за бойницами, за решётками есть принцесса. её зовут…

     

    …Ингрет. Герта. как больше нравится: «мисс Мак-Эванс», «механик», «эй!». Герте, в общем, давно без разницы, «рыжей тумбой» мальчишки дразнятся, Герта фыркает: «рот заклей!». коренастая и не тощая, лоб — веснушки, башка — бурьян. на принцессу похожа, в общем-то… ну, наверно, как ты да я. лётный комбинезон оранжевый на фигуре висит мешком…

     

    на работу сегодня — раньше бы. Герту ждут. её ждет — дракон.

     

    все как надо, стоять, без паники. знаешь слово — «война», «конфликт»? ну, а Герте приносят — раненых. не людей. тех, кого нашли.

     

    вот, сегодняшний — средней тяжести. брюхо порвано и крыло. в ране гайки сверкают бляшками; провод — целый, ну, повезло. гром-дракон, с чешуёю крепкою, не один носил высший чин, распластался в ангаре «эпсилон».

     

    Герта, слышишь? иди, лечи!

     

    лампы луч боязливо дёрнулся на драконьих стальных клыках. Герта гладит дракона по носу, гладит вмятины на боках. «что за глупость, машина ж…» — шёпоты, пусть их шепчут, что нам до них. глаз дракона — фасетка в копоти — смотрит, словно бы видит сны.

     

    «будет больно немножко, маленький». ключ, отвёртка, паять, крепить. бронза, медь, паровик и валики. «ты не бойся, ты потерпи». Герте сорок, дракону — месяцы; тонны стали, клыков, когтей: на хребет залезть — надо лестницу, крылья лягут от стен до стен. «будешь снова летать, как новенький», «там, на фронте — не страшно, нет?». Герта лечит — отвёрткой, словом ли, за окошком кружится снег.

     

    день закончился, все уставшие, можно в душ — и идти домой. Герта чистит дракона замшею, закрывает дверь на замок. Герте — сорок. война. невесело. скуден (хлеб и крупа) паек. а дракон из ангара «эпсилон» спит — и видит во сне её.

      Завод. Елена Нестерова (Альфацентаврова)
    19 сентября 2016
    Последняя редакция: 21 октября 2016