Содержание

Поддержать автора

Свежие комментарии

Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Галереи

  • Международный литературный клуб «Astra Nova»

    Астра Нова № 1/2015 (004)
    альманах фантастики

    Часть третья ИНОЕ ЗАТМЕНИЕ

    Астра Нова № 1(004) 2015. Часть 3. Иное затмение

    Эдмонд Гамильтон ДВЕРЬ В ИНОЙ МИР

    The Door into Infinity Журнал «Weird Stories», № 8-9, 1936 Перевод А.Лидин

    Глава 1. Братство двери

    — Куда ведет эта Дверь?.. Она ведет в другой мир… А кто научил наших предков открывать ее?.. Те, кто находится за Дверью научили их… Это те, кому мы приносим жертвоприношения?.. Да, мы приносим жертвы тем, кто за Дверью… И Дверь откроется, когда они придут забрать жертвы?.. Да, Дверь откроется! Пол Эннис тяжело вздохнул, на его усталом лице было написано непонимание, но в этот раз он все же прервал говорившего: — Что это значит, инспектор? Почему вы все это мне повторяете? — Вы слышали, чтобы кто-нибудь говорил слова, вроде этих? — поинтересовался инспектор Пирс Кэмпбелл, внимательно изучая усталого человека, которому задавал вопросы. — Конечно, нет… Это звучит словно бессвязное бормотание, — отмахнулся Эннис. — Какое отношение эта белиберда может иметь к моей жене? Он встал — высокий блондин, американец, чье симпатичное лицо кривилось от усталости и печали, а прямые желтые волосы зачесаны назад со лба, но сейчас они были в полном беспорядке. Во взгляде синих глаз читался страх. Пинком Эннис отшвырнул стул и принялся широким шагом мерить сумрачный маленький офис, единственное окно которого выходило на затянутую туманом улицу Лондона. Потом он наклонился над грязным столом и обратился к человеку, сидевшему у него за спиной: — Почему мы тратим время на бессмысленные разговоры? Сидим тут и болтаем, в то время как с Рут может что-то случиться! С тех пор как ее украли, прошло несколько часов. Они могли увезти ее куда-то, даже вывезти из Лондона. И вместо того, чтобы отправиться на поиски, вы сидите тут и несете тарабарщину о каких-то дверях! Инспектор Кэмпбелл не двигался, не обращая внимания на чувства, переполнявшие Энниса. Огромный, почти лысый, с бесцветным, печальным лицом человек уставился на Энниса блестящими глазами, напоминавшими два кусочка яркого коричневого стекла. — Вы ничем не поможете делу, выплеснув на меня свои эмоции, господин Эннис, — совершенно спокойно заметил он. — Помочь делу?.. Кто здесь говорит о деле?! — выдохнул тот. — Вы не понимаете: похитили Рут, мою жену! Мы поженились всего неделю назад в Нью-Йорке. И мы всего второй день здесь, в Лондоне, а ее затащили в лимузин и увезли куда-то прямо у меня на глазах! Я думал ваши люди из Скотланд-Ярда смогут что-то сделать. А вместо этого вы твердите какую-то чепуху! — Эти слова отнюдь не чепуха, — спокойно объявил Пирс Кэмпбелл. — И они связаны с похищением вашей жены. — Что вы имеете в виду? Как они могут быть связаны с похищением. Карие глаза инспектора остановились на Эннисе. — Вы слышали об организации, которая называется Братство Двери? Эннис отрицательно покачал головой, и Кэмпблелл продолжал. — Скажем так: я уверен, что ваша жена украдена кем-то из Братства. — И что это за криминальной организация??— требовательно спросил молодой американец. — Какая-то преступная банда? — Нет. Это не обычная преступная организация, — вздохнул детектив. — Если я не ошибаюсь, Братство Двери самая гнусная и злобная организация из всех, ныне существующих на Земле. О них почти ничего не известно. Я сам за двадцать лет выяснил только то, что они существуют, и узнал название. Да, я слышал только название. Оно соскользнуло с губ умирающего члена Братства, да и то лишь потому, что он бредил. Кэмпбелл потянулся. — Но я знаю, что каждый год Братство заявляет о себе. Они собираются в каком-то секретном месте здесь, в сердце Англии. И каждый год, перед этим собранием пропадает дюжина людей. Больше о пропавших никто никогда и ничего не слышит… Я считаю, что все эти люди похищены именно Братством. — И что происходит с похищенными? — побледнел молодой американец. — Что они с ними делают? В глазах инспектора Кэмпбелла вспыхнули огоньки страха, и он покачал головой. — Знаю не больше вашего. Что они делают с жертвами, я не знаю. О них просто больше никто ничего не слышит. Никого найти не удалось. — Но вы должны знать больше! — запротестовал Эннис. — Что такое эта Дверь? Кэмпбелл снова покачал головой. — Я этого тоже не знаю, но чем бы она ни была, члены Братства обожествляют ее и тех, кого они называют «Те, кто находятся за Дверью». Относятся к ним с почтением и благоговением. — Куда ведет эта дверь?.. Она ведет из нашего мира… — повторил Эннис. — Что это может означать? — Эти слова могут иметь символическое значение, ссылаясь на кое-какие детали, просочившиеся во внешний мир, — объяснил инспектор. — Или это может… Он остановился. — Или это может… что? — настаивал Эннис, подавшись вперед. — Это может означать в буквальном смысле, что Дверь ведет куда-то в другой мир или в другую вселенную, — закончил инспектор. Молодой американец испуганно посмотрел на него. — Вы хотите сказать, что эта дверь может вести в другую вселенную? Но ведь это невозможно! — Звучит фантастично, но не невозможно, — спокойно возразил Кэмпбелл. — Современные ученые считают, что есть и другие вселенные, наподобие нашей. Они совершенно точно совпадают с нашим пространством и временем, однако отделены непреодолимым барьером иных измерений. Но, возможно, неземная наука, более могущественная чем наша, может найти способ преодолеть барьер между вселенными, и тогда Дверь приведет нас в иную вселенную. — Дверь в иную вселенную, — задумчиво повторил Эннис, снова взглянув на инспектора, потом равнодушно взмахнул рукой, в его глазах вновь появился ужас. — И как, черт побери, все эти разговоры о Дверях и иных вселенных помогут нам в розыске Рут? Я хочу что-то делать! Если вы считаете, что ее похитило таинственное Братство, у вас должна быть какая-то идея относительно того, как вырвать мою супругу из их рук? Вы должны знать больше, чем говорите! — Больше я ничего не знаю, но кое-какие подозрения у меня есть, — сцепив пальцы, проговорил инспектор Кэмпбелл. — Я охотился на Братство много лет, квартал за кварталом сужая район поисков, и, мне кажется, выяснил, где находится лондонская штаб-квартира Братства Двери. — И где же? — с напряжением в голосе поинтересовался Эннис. — Это кафе на набережной. Принадлежит Чандру Дасс Хинду, находится — вниз по течению у Восточных Индийских доков, — объяснил детектив. — Переодевшись, я побывал там несколько раз, наблюдая. Этого Чандра Дасс, как я обнаружил, боится весь квартал. Узнав это, я уверился, что он один из высших сановников Братства. Слишком необычный человек, чтобы просто так жить в таком месте. — Но ведь если Братство забрало Рут, она все еще может быть там! — возбужденно выдохнул молодой американец. Кэмпбелл кивнул. — Возможно. Вечером я собираюсь снова переодеться и отправиться туда, и взять с собой людей, чтобы в случае чего сразу провести рейд. Если Чандра Дасс причастен к похищению вашей жены, мы освободим ее до того, как он сумеет вывести ее из Лондона. А если уже куда-то увез, попытаемся узнать, куда именно. — Черт вас побери! — воскликнул бледный молодой Эннис. — Думаете я собираюсь спокойно сидеть и болтать ногами в то время, как вы туда отправитесь? Я пойду с вами. И если вы откажитесь взять меня с собой, я сам отправлюсь туда! Инспектор Пирс Кэмпбелл внимательно посмотрел на усталое, перекошенное лицо американца и немного смягчился. — Хорошо, — спокойно согласился он. — Но прошу учесть, что я смогу изменить свой облик, так что меня не узнают… А вот вам придется остаться самим собой, и вы должны будете точно исполнять мои приказы, иначе мы оба можем погибнуть. Странные, поволока затянула глаза инспектора, словно он смотрел сквозь туман. — Возможно, кое-что много худшее, чем смерть ожидает тех, кто пытается выступить против Братства Двери — нечто вызывающее неземной, нечеловеческий страх, который связан с высшими тайнами бытия. Нам придется рискнуть больше, чем просто нашими жизнями. Однако я надеюсь раскрыть тайну Братства и вернуть вашу жену. Поэтому нужно действовать быстро. Мы должны найти ее до того, как соберутся все члены Братства, иначе мы никогда ее не найдем.   За два часа до полуночи Кэмпбелл и Эннис вышагивали по мощеной набережной к северу от огромных Восточных Индийских доков. Большие склады темными и безмолвными башнями возвышались с одной стороны, а с другой протянулись старые, гнилые доки, за которыми видна была темная вода реки. Бредя в тусклом болезненном свете, они выглядели совершенно иначе, чем в офисе в Скотланд-Ярде. Инспектор Кэмпбелл был в поношенном костюме и потертом котелке. Грязная белая рубашка и замызганный, мятый галстук делали его совсем другим человеком, с красным, потным лицом и высоким, визгливым голосом. Эннис надел грубую синюю робу моряка и натянул бескозырку на самый нос. Его небритое лицо полностью соответствовало образу подгулявшего матроса. Кроме того американец шел прихрамывающей походкой. Кэмпбелл поддерживал его на манер сухопутной акулы, взяв под ручку и нашептывая на ухо что-то льстивое. Вскоре они оказались в более заселенной части старой набережной, прошли мимо магазинов, торгующих мелкой рыбешкой, которые наполняли воздух сильным запахом прогорклого жира, окунулись в тусклый свет, льющийся из окон полдюжины салунов у самой воды, прислушались к громкой ругани и пьяному смеху. Кэмпбелл вел их вперед, пока спутники не достигли здания напротив заброшенного, полуразвалившегося пирса. Этот дом выглядел совсем ветхим, окна были завешены занавесями, за окошком в двери мерцал тускло-красный огонь. Несколько неряшливо одетых мужчин толпились у двери, но Кэмпбелл, казалось, не обратил на них внимание, лишь покрепче взял Энниса за руку. — Заглянем-ка сюда! — резким голосом объявил он. — Ночь еще не закончилась… А вот нам нужно сделать остановочку. — Не хочу я больше, — пьяным голосом пробормотал Эннис, загребая ботинками при каждом шаге. — Убирайся, проклятая старая акула. Однако позволил Кэмпбеллу затащить себя внутрь и усадить за стол — он тяжело рухнул на стул. Взгляд американца равнодушно бродил из стороны в сторону. Кафе Чандра Дасса было залито красным светом?— наполненная дымом пещера с черными занавесками на стенах и окнах. Эти занавеси скрывали заднюю часть помещения от любопытных взглядов. Тускло освещенная зала была заставлена столами, за которыми сгрудились люди, постоянно требующие джин. Где-то за дальним столиком звенела гитара, ей вторило несколько пьяных голосов. Официантами были темнокожие, ступающие словно тигры малайцы, в то время как посетители принадлежали ко всем нациям как востока, так и запада. Эннис крем глаза заметил щеголя китайца и темного маленького левантийца из Сохо. Тут были грубые на вид кокни в неряшливых шляпах и безумно хохочущие черномазые. Все эти потные белые, смуглые и черные люди говорили на дюжине различных языков. Воздух казался густым от запаха странной пищи и ядовитого дыма. Кэмпбелл выбрал стол, ближайший к черным занавескам, и тут же скрипучим голосом приказал одному из официантов–малазийцев принести джин. А потом он наклонился к Эннису со слащавой улыбкой и заговорил льстивым тоном: — Минутку не поворачивайтесь. Там за углом Чандра Дасс. Он нас изучает. Эннис отбросил в сторону руку инспектора. — Проклятая старая акула, — снова пробормотал он. А потом медленно повернул голову. Взгляд его остановился на старике, сидящем в углу, который и в самом деле разглядывал американца. Чандра Дасс был высок и носил белые одежды без единого пятнышка от тапочек до тюрбана. Они делали темнее его смуглое, бесстрастное точеное лицо с орлиным профилем. Его глаза напоминали большие черные угли, а взгляд был ледяным. Эннис почувствовал странных холод, встретившись с ним взглядом. Что-то чужеродное, нечеловеческое, необъяснимо сверхъестественное и тревожащее было во взгляде индуса. Американец какое-то время изучал Чандру Дасса, а потом перевел взгляд на черные занавески и снова на своего спутника. Официант принес выпивку, и Кэмпбелл протянул стакан своему спутнику. — Бери-ка свою пайку. — Не хочу! — фыркнул Эннис, отодвигая стакан. А потом тем же самым тоном добавил. — Если Рут здесь, то она где-то в задней части здания. Пойду-ка я, поищу ее. — Ради Бога, даже не пытайтесь! — пробормотал Кэмпбелл едва слышно. — Чандра Дасс наблюдает, и нескольких секунд не пройдет, как все эти малайцы набросятся на вас. Подождите, когда настанет подходящий момент, я сам вам скажу… Он поднял стакан с джином и стукнул им по столу, глядя на своего «пьяного» спутника более чем негодующе. — Разве я пытался обмануть вас? — прибавил он. — Мы ведь, кажется, договорились! — а потом прибавил вкрадчивым голосом. — С другой стороны, ты прав. Нужно попытаться. Будь готов к действию. Как только я зажгу сигарету. Он вытащил из кармана грязную пачку «Золотого Флавка» и сунул сигарету в уголок рта. Эннис ждал, каждый его мускул был напряжен. Инспектор все еще кривясь, поднес спичку к сигарете. В тот же миг громко завопил один из оборванцев, а потом послышались разъяренные крики и грохот ударов. Слуги Чандра Дасса посмотрели на дверь, и один из малайских официантов поспешил успокоить дерущихся. Но звуки становились все громче, словно начался настоящий бунт. Треск… Кто-то влетел в зал через разлетевшееся в куски окно. Взволнованные официанты бросились к дверям. Чандра Дасс стал пробираться вперед, отдавая короткие и четкие приказы своим людям. В этот миг задняя часть кафе осталась пустой, ее никто не охранял. Кэмпбелл вскочил на ноги, Эллис последовал за ним. Вместе они нырнули за черные занавески и оказались в черном коридоре, в конце которого горела тусклая красная лампа. Где-то за спиной у них ревела толпа. Кэмпебелл выхватил пистолет, американец последовал его примеру. — Мы сможем оставаться здесь всего несколько минут, — негромко произнес инспектор. — Загляни в те комнаты, дальше по коридору. Эннис яростно рванул дверь и шагнул в темную комнату, пропитанную запахом лекарств. — Рут! — осторожно позвал он. — Рут.

    Глава 2. Смертоносная ловушка

    Никто не ответил. Свет в коридоре за спиной Энниса внезапно потух, но он решительно отступил в темноту. А выскочив назад, в коридор, услышал поспешные шаркающие шаги. — Кэмпбелл! — позвал он, сделав шаг вперед по темноту коридору. И вновь не было никакого ответа. Он сделал несколько неуверенных шагов вперед во тьме, вытянув руки в надежде отыскать инспектора. Что-то пронеслось в воздухе и петлей захлестнуло его горло, крепкое и тонкое, словно щупальце. Эннис яростно вцепился в эту вещь, оказавшуюся всего-навсего тонким шелковым шнурком, но не смог освободиться от удавки. Шнур душил. Американец попытался закричать, чтобы позвать Кэмпбелла, но из его горла не вырвалось ни единого звука. Он бился, беспомощно извивался, а потом начал терять сознание. Едва различимо, словно во сне Эннис почувствовал, что его опускают на пол, а потом его то ли тащат, то ли несут куда-то. Удавка вокруг горла исчезла, и в голове быстро прояснилось. Эннис открыл глаза. Он обнаружил себя лежащим на полу в комнате, освещенной огромной медной лампой с восточным орнаментом, подвешенной к потолку. Стены комнаты оказались драпированные красным шелком с гротескно выглядевшими индийскими узорами. Его руки и ноги были связаны, так же как и у инспектора Кэмпбелла, который лежал на полу рядом. А над ними стояли Чандра Дасс и два малайца. Лица слуг были перекошены от ярости, лицо их хозяина осталось спокойным. — Итак, вы, безрассудные глупцы, решили, что вам так просто удастся справиться со мной? — спросил индус громким, чуть вибрирующим голосом. — Почему-то вышло так, что еще несколько часов назад мы знали, что вы, инспектор Кэмпбелл, и ты, мистер Эннис, ночью придете сюда. Мы позволили вам зайти так далеко лишь потому, что хотели узнать насколько много вам известно о нас. К тому же это означало, что вы сами придете сюда и встретите вашу смерть. — Чандра Дасс, ты забыл, что я полицейский, — проревел Кэмпбелл. — И если я отсюда не выйду, они придут за мной. Гордое лицо индуса напоминало собой каменную маску. — Они не успеют спасти вас, инспектор. К тому времени, как они явятся сюда, вы будете мертвы, а мы избавимся от пленников. Да, мистер Эннис, твоя жена одна из них, — прибавил он, обращаясь к связанному американцу. — Жаль, что ни ты, ни инспектор не сможете разделить уготованной ей судьбы, так как место в транспорте у нас ограничено. — Рут здесь?! — лицо Энниса зарделось при этих словах, он приподнялся, опираясь на локти. — Позвольте ей уйти, и тогда я сделаю все, что вы скажете. Только отпустите ее! — Никакие деньги не помогут ей откупиться от Братства Двери, — равнодушно ответил Чандра Дасс. — Ее готовят сейчас, но не для нас, а для Тех, кто ожидает за Дверью. Через несколько часов она вместе с остальными окажется перед Дверью, и Те, кто ожидает за Дверью, заберут их. — Что вы собираетесь сделать с ней? — забился на полу американец. — Что это за проклятая Дверь? Кто такие Те, кто ожидают за Дверью? — Даже если я скажу тебе, не думаю, что твой крошечный разум сможет воспринять истину, — печально произнес Чандра Дасс. Его черные, словно угли, глаза неожиданно безумно за сверкнули. — Как может твой убогий, порожденный землей разум осознать природу Дверей и тех, кто обитает за ними? Твой убогий ум впадет в ступор, если только ты попытаешься представить их себе — тех, кто могущественнее и мудрее всех жителей земли вместе взятых. Американцу показалось, что холодный ветер пронесся по комнате, залитой светом ламп, когда индус произнес эти слова. Вспышка ярости прошла, и Чандра Дасс снова заговорил равнодушным тоном. — Я достаточно общался с этими земляными червями. Принесите груз, — последние слова он адресовал малайцам, которые тут же направились к кладовке в дальнем конце комнаты. И тут вновь заговорил инспектор Кэмпбелл: — Если мои люди найдут нас мертвыми, когда придут сюда, вас всех перебьют. Чандра Дасс не обратил внимания на его слова, вместо этого приказав слугам: — Привяжите груз! Малазийцы вытащили из кладовки два пятидесятифунтовых чугунных шара и быстро привязали их к ногам пленников. Один из них быстро завернул ярко красный индийский ковер, открыв грубый сосновый пол. Потом, повинуясь приказу Чандра Дасса, открыл люк, до того скрытый под ковром. Из тьмы донесся шорох волн, бьющихся о сваи старого пирса, комнату наполнил запах соленой воды и гнилого дерева. — Под этим пирсом глубина двадцать футов, — сообщил Чандра Дасс. — Я решил подарить вам легкую смерть, поскольку у меня нет ни времени, ни возможности воздать вам по заслугам. Эннис у которого мурашки поползли по коже, быстро заговорил, словно желая переубедить индуса: — Послушайте, я же не просил вас отпустить меня. Можете убить меня так, как пожелаете, если вы позволите Рут… Но страх запечатал его уста, и американец замолчал. Слуги-малайцы подтащили Кэмпбелла к люку в полу и скинули туда. Эннис едва успел бросить косой прощальный взгляд на инспектора. Где-то внизу раздался громкий всплеск и наступила тишина. Эннис почувствовал, как сильные руки подхватили его и потащили по полу. Он боролся, безумно, но был совершенно беспомощен, будучи крепко связан по рукам и ногам. Американец видел темное, неподвижное лицо Чандра Дасса, красную лампу под потолком. Потом его голова свесилась через край люка. Толчок послал Энниса через край, и он полетел вниз во влажную тьму. Со шлепком он ударился о холодную воду и пошел ко дну. Инстинктивно американец задержал дыхание, когда вода сомкнулась над его головой. Тяжелый груз на его щиколотках тянул на глубину. Ноги ударились об илистое дно. Тело качнулось, но груз крепко держал его. Легкие готовы были взорваться от нехватки воздуха. Казалось, грудь вот-вот лопнет. Эннис понимал, что еще секунда или две и он захлебнется и умрет. Образ Рут пронесся перед глазами, наполнив сердце сожалением. Больше он не мог сдерживать дыхание, как мышцы расслабились, и холодная соленая вода хлынула в нос и рот. Потом американец ощутил, как она наполняет желудок и шумит в ушах. Словно вихрь пламени пронесся мозгу, ему показалось, что раздался чей-то голос: — Ты умираешь! Эннис смутно почувствовал, как кто-то коснулся его лодыжек и куда-то потянул. Внезапно его голова поднялась над водной гладью, и американец закашлялся, задыхаясь и отплевываясь, с трудом глотая влажный и тяжелый воздух. Он открыл глаза, стараясь встряхнуть воду с ресниц. Он покачивался на воде в полной темноте. Кто-то плыл рядом с ним, помогая ему держаться на плаву. Подбородок Энниса покоился на чьем-то плече. Вскоре он услышал знакомый голос: — А теперь полегче, — проговорил инспектор Кэмпбелл. — Подожди, я разрежу веревку на твоих руках. — Кэмпбелл! — задохнулся Эннис. — Как вы освободились? — Сейчас не время думать об этом, — отозвался инспектор. — Не шуми, лучше будет, если те, кто над нами, ничего не услышат. Эннис ощутил, как лезвие ножа разрезает шнур, стянувший его запястья. Потом американец вместе с инспектором, все еще поддерживающим его, принялся пробираться через лабиринт свай полусгнившей пристани, то и дело стукаясь о сгнившие столбы, которые угрожали рухнуть на них, обрушив всю пристань. Волны то и дело накатывались, грозя утопить, но Кэмпбелл уверенно вел их вперед. Наконец они выбрались из-под старого пирса, над головой вновь засверкали звезды. Обернувшись, Эннис увидел длинную, темную массу дома Чандра Дасса, возведенного прямо на темном пирсе. Рубиновые огни сверкали за треснутыми окнами. Он натолкнулся на что-то и понял, что это — Кэмпбелл. Инспектор потащил его дальше к маленькому плавучему доку, возле которого было пришвартовано несколько яликов. Они забрались в один и некоторое время лежали на его дне, переводя дыхание. Только сейчас Эннис заметил, что в руке Кэмпбелла тонкий, острый как бритва стальной клинок в несколько дюймов длиной. Его рукоять была из кожи — такие ножи обычно носят за голенищем. — С помощью этого ножа вы, оказавшись в воде, освободились? — поинтересовался Эннис. Инспектор едва заметно кивнул. — Этот трюк уже не раз сослужил мне хорошую службу. Даже если руки связаны за спиной, можно извернуться и достать нож. Так что я успел достать его и освободиться, только пришлось поспешить, чтобы успеть освободить вас, не дать захлебнуться. Эннис сжал руку инспектору. — Кэмпбелл, Рут у них! Мы должны найти ее спасти! — Точно! — мрачно подтвердил тот. — Пойдем к парадному входу, и через две минуты ворвемся внутрь вместе с моими людьми. Вскочив на ноги они через маленький плавающий док поспешно перебрались на берег и вскоре оказались на мостовой. Никого из переодетых лохмотья людей инспектора Кэмпебелла перед домом, где располагалось кафе Чандра Дасса, не было. Полицейские затаились в тени на противоположной стороне улицы. Увидев инспектора, один из полицейских подбежал к Кэмпебеллу и Эннису. — Все в порядке, — объявил инспектор стальным тоном. — Пора схватить эту сволочь вместе с приспешниками, только постарайтесь сделать так, чтобы пленники не пострадали. Он отдал несколько приказов, и переодетые полицейские вручили им с Эннисом пистолеты. После этого все вместе направились к дверям кафе, за которыми горели огни. Из залы доносилось множество голосов. От удара инспектора дверь распахнулась настежь, и полицейские выставив пистолеты, вошли в зал, залитый рубиновым светом. Лицо Энниса превратилось в маску отчаянной решимости. Разношерстные посетители повскакивали со своих мест. Один из малийцев выхватил нож, пытаясь преградить дорогу незваным гостям, но пистолет в руке Кэмпбелла коротко гавкнул, малаец замер, а потом рухнул на пол. Инспектор с Эннисом бросились к черным занавесям и сорвали их. Когда они расправились с занавесями, то оказались перед стальной дверью, преградившей путь в заднюю часть здания. Эннис принялся яростно колотить рукоятью пистолета по стальной поверхности, но это не принесло никаких результатов. — Бесполезно… Мы не сможем вышибить ее! — взревел Кэмпбелл во все горло. — Наружу! Обойдем дом с другой стороны! Выскочив, они обошли здание, свернув на темную узкую боковую улицу. Пробежали до места, где пирс обрывался в воду, над которой протянулся узкий настил в несколько дюймов шириной. Когда они добрались до задней части здания, Эннис закричал, показав на две темные фигуры в конце пирса — низкие, бесформенные фигуры. — Это они! — выпалил американец. — Но там нет никаких пленников. Кэмпбелл прицелился, но Эннис ударил его по руке. — Нет, а если одна из этих фигур Рут?! После чего они вместе с инспектором бросились бежать по причалу. Огонь ударил откуда-то из темноты, и пули впились в гнилые доски у них под ногами. Впереди взревел мотор, набирающий обороты. Кэмпбелл с Эннисом достигли края причала как раз вовремя, чтобы увидеть, как длинная моторка понеслась по черной воде реки, направляясь на восток и набирая скорость. — Они уходят… Они сбегут! — в ярости закричал молодой американец. Инспектор Кэмпбелл приложил руки ко рту и, словно в рупор, прокричал: — Речная полиция! Речная полиция, сюда! Потом он повернулся к Эннису. — Речная полиция была предупреждена заранее. Есть шанс, что этой ночью мы их все-таки поймаем. С ревом надрывающихся от натуги моторов из темноты вылетел большой катер. Его прожектора залили светом старый причал, ослепив полицейского и его спутника. — Сюда! — позвал голос, перекрывая рев мотора. — Это инспектор Кэмпбелл? — Да. Подплывайте поближе, — отозвался тот, и когда катер подошел к причалу, вспенивая воду, Эннис и Кэмпбелл перепрыгнули на его палубу, оказавшись среди людей в прорезиненных плащах. — Следуйте за лодкой, отправившейся вниз по течению! — приказал инспектор поднимаясь на ноги. — И ни в коем случае не стрелять! Взвыл мотор и катер рванулсяся вперед так быстро, что инспектор со спутником едва не упали. Он пулей вылетел на простор темной реки, по обе стороны которой горели огни ночного Лондона. Впереди в темноте мерцали двигающиеся огоньки яхт и барж, идущих вверх по реке. Капитан катера выкрикнул приказ одному из своих людей, и тот присел над прожектором, направил мощный луч света куда-то вперед. Мгновение, и он поймал серую тень, которая летела на восток по темной реке, оставляя за собой пенный след. — Вот они! — закричал человек, направляющий луч прожектора. — Они плывут, не зажигая огней! — Держи лодку в пятне света, — приказал капитан. — Включите сирену и прибавьте скорость! Завывая и раскачиваясь катер рванулся вперед сквозь тьму в погоне за серой тенью далеко впереди. И когда они проскочили мимо Блэквал Рич, расстояние между катером и лодкой начало уменьшаться. — Мы схватим его! —закричал Кэмпбелл, сжав пипперс7. Он подался вперед, не смотря на ветер и брызги. — Должно быть он важная фигура в этом Братстве Двери… Но теперь он совершил большую ошибку. — Он говорил, что через несколько часов Рут и остальные пленники пройдут через Дверь! — прокричал Эннис, встав рядом с инспектором. — Кэмпбелл, мы не должны дать им уйти! Катер мчался вслед за лодкой по темной, широкой реке, через лабиринт заполняющих ее судов. Он упрямо шел по пенному следу. Огни Лондона остались позади, и теперь впереди слева сверкали огни Тисбари. Большие волны подбрасывали и швыряли катер из стороны в сторону. Он несся к устью реки, за которым раскинулась черная морская равнина. Огоньки побережья Кета поблескивали справа. Теперь серая моторная лодка шла прямо перед катером, оставив позади огни Ширнесса. — Они направляются вокруг северного мыса, а потом скорее всего возьмут курс на Рамсгит или Дувр. — прокричал капитан катера Кэмпбеллу. — Но мы поймаем его прежде, чем он пройдет Маргит. Лодка была сейчас не более чем в полумиле впереди. И это расстояние неуклонно сокращалось, пока в мерцающем свете прожектора преследователи не смогли рассмотреть каждую деталь серой моторной лодки, несущейся по вздымающимся волнам. Они даже разглядели темное лицо Чандры Дасса, который повернулся, чтобы взглянуть на них. А потом капитан катера поднес рупор ко рту и закричал перекрывая голосом грохот моторов и шум волн. — Остановитесь или мы откроем огонь! — Он не сдастся, — пробормотал Кэмпбелл сквозь крепко стиснутые зубы. — Знает, что мы не станем стрелять, поскольку на борту его лодки женщина. — Да и черт с ним! —воскликнул капитан. — Так или иначе, но через несколько минут мы догоним его. Погоня продолжалась, и вскоре впереди на черном берегу засверкали огни Маргита. Теперь суда разделяло всего несколько сотен футов черной воды. Эннис с инспектором в волнении замерли, сжав поручни. Они хорошо видели, как белая фигура на катере неожиданно распрямилась и махнула руками в их сторону. Серая моторная лодка замедлила свой бег. — Это Чандра Дасс, и он подает сигнал, что сдается! — закричал Эннис. — Он останавливает катер! — Во имя небес, это и в самом деле он! — согласился Кэмпбелл. — Подойдите к ним сбоку, и мы быстренько наденем на него наручники. Лодка, прибавив скорость, проскользнула вперед к катеру, который плыл все медленнее и медленнее. Эннис увидел Чандра Дасса. Тот стоял прямо высоко над головой подняв руки. Рядом с ним с такой же позе застыли два малайца. А еще он увидел с полдюжины тел в белых одеждах, которые без движения лежали на дне катера. — А вот и их пленники! — заметил он. — Подведите лодку поближе, чтобы мы смогли перепрыгнуть к ним на борт. Эннис и Кэмпбелл достали пистолеты, приготовившись перепрыгнуть на борт серого лодки. Наконец суда соприкоснулись бортами, моторы их жалобно взвыли, сбавляя обороты. Затем, произошло несколько событий, причем все случившееся больше напоминало кино, чем реальную жизнь. Двое в белых одеждах, до того лежавшие на дне лодки, вскочили и перепрыгнули на борт катера. Это были малайцы, глаза на их темных лицах горели, как у фанатиков. В руках у них сверкнули клинки. —Засада! — закричал Кэмпбелл. Его револьвер выстрелил, но пуля ушла в сторону, а потом кинжал ударил его по руке. Малайцы с безумными воплями кинулись вперед, размахивая кинжалами. — Боже мой, да они сумасшедшие! — закричал капитан. Клинок ударил его в шею, лицо залила кровь, и бедняга рухнул. Один из его людей закашлялся кровью, став еще одной жертвой безумцев.

    Глава 3. По подземному туннелю

    Полицейский у прожектора прыгнул на безумного малайца, одновременно выхватив пистолет. Но до того как он это сделал, кинжал рубанул его по шейной вене и полицейский повалился замертво. Первый малаец тем временем сбил с ног инспектора Кэмпбелла и навис над ним, готовый обрушить на полицейского кинжал. Глаза слуги индуса безумно сверкали. Пистолет Энниса взревел, и пуля ударила малайца точно между глаз. Но когда его тело обмякло, на американца сбоку кинулся второй безумец. И прежде, чем американец смог развернуться, чтобы встретить врага лицом к лицу, клинок атакующего рассек ему скулу, словно обжег огнем. Тут же прогремел еще один выстрел. И еще. С каждым выстрелом тело малазийца конвульсивно вздрагивало. Огоньки смертоносного безумия в его глазах потухли, однако он по-прежнему пытался вонзить кинжал в горло американцу. А потом, качнувшись назад, упал на палубу и замер. Эннис поднялся на четвереньки и обнаружил, что инспектор Кэмпбелл, бледный и окровавленный склонился над ним. И тут, один из полицейских выстрелил откуда-то сзади. Привстав, Эннис увидел, что капитан лодки и двое его людей мертвы, точно так же, как оба малайца. Оставшийся в живых моряк стоял, держась за плечо, и тихо постанывал. Эннис зарычал от ярости. Моторного катера Чандра Дасса поблизости не было. Не было видно его нигде на просторах моря. Пока они сражались, коварный индус сбежал вместе с двумя слугами и пленниками. — Кэмпбелл, он ушел! — обезумев, рявкнул американец. — Он ушел! Глаза инспектора от ярости засверкали холодным огнем. — Да, Чандра Дасс пожертвовал двумя малайцами, которые задержали нас, дав ему уйти. А потом Кэмпбелл обратился к моряку, оставшемуся в живых: — Как вы? — Царапина, но, похоже, падая, я сломал руку,?— ответил тот. — Тогда продолжаем идти вдоль северного мола! — воскликнул Кэмпбелл. — Еще раз попробуем схватить их. — Но капитан Вильсон и остальные мертвы, — запротестовал моряк — Я должен доложить… — Доложишь позже! — отрезал инспектор. — Всю ответственность беру на себя. — Хорошо, сэр, — согласился матрос и шагнул к рулю. Мгновение, и большая лодка сорвалась с места, разрезая черную воду. Луч прожектора устремился вперед, выискивая цель. Но впереди не было никаких признаков лодки Чандра Дасса. Тогда преследователи направили луч прожектора в сторону Маргита, а потом назад, в сторону Северного мола, наобум шаря по бескрайней водной глади. Тем временем инспектор Кэмпбелл перетащил тела мертвого капитана, двух матросов и малайцев в каюту катера. Выбравшись назад, он присел на корточки перед Эннисом и Стюартом — моряком, оставшимся в живых. — Я обнаружил это у малайцев, — сообщил Кэмпбелл американцу, протянув ему два маленьких предмета. Это оказались плоские звезды из серого металла, в центр которых были инкрустированы овальные кабошены9, чей цвет казался чужеродным для человеческих глаз. — Такого цвета на Земле не существует, — пояснил Кэмпбелл. — Думаю, эти драгоценности из-за Двери. Это знак членов их Братства. Стюарт, рулевой, повернулся к инспектору: — Мы обогнули Северный мол. — Следуем прямо на юг, вдоль побережья, — приказал Кэмпбелл. — Чандра Дасс должен был отправиться в эту сторону. Без сомнения, теперь, будучи уверен, что ускользнул, он прямиком отправится в обитель Братства. — Наш катер не предназначен для плавания в открытом море, — заметил Стюарт, покачав головой. — Но я сделаю все, что в моих силах. И они двинулись на юг вдоль побережья, оставив огни Рамсгита далеко позади. Впереди открылся морской простор. Волны тут то поднимали катер к самому небу, то бросали его вниз, вызывая тошноту. Энниис, скорчившись на носу, скользил по воде белым лучом прожектора, но поблизости не было ничего видно. Белые пенные гребни появились на верхушках волн. — Со стороны канала идет шторм, — сообщил Стюарт. — Нам стоило бы как можно быстрее убираться отсюда. — Никуда мы не уйдем, — с отчаяньем в голосе объявил американец. — Так или иначе, но скоро мы обнаружим их! Побережье справа представляло из себя нагромождение черных утесов, возвышающихся вдоль всего берега неровной, зубчатой стеной, разбиваясь о которую море исходило потоками пены. Свист ветра сменился надрывными завываниями. И в самом деле приближался шторм. Катер раскачивался все сильнее, когда на него обрушивались волны разбушевавшейся стихии. Неожиданно Эннис воскликнул: — Впереди огни какой-то лодки! Она движется к утесам! Он показал вперед, и Кэмпбелл с рулевым стали вглядываться сквозь слепящие брызги и тьму. Действительно, над водой скользила пара огней — какая-то лодка шла прямиком к утесам, нависающим над водой подобно гигантским черным башням. А потом огни неожиданно исчезли из поля зрения. — Наверное там, среди утесов, есть скрытый проход! — воскликнул Кэмпбелл. — Но это не лодка Чандра Дасса. Они же плыли без огней. — А может это другое судно с членами Братства, спешащими в место общего сбора! — возразил Эннис. — Нам нужно последовать за ними и посмотреть. Стюарт потряс головой, а потом пробурчал: — В этих утесах полным-полно пещер. Но там ничего нет. — Вот мы это и проверим, — решил инспектор.?— Идем прямо к утесам. Туда, где исчезла лодка. — Если мы не найдем проход, наш катер разобьет об эти утесы, — предупредил Стюарт. — Уверен, мы обнаружим вход, — заверил моряка Кэмпбелл. — Вперед! Лицо Стюарта превратилась в каменную маску, но, тем не менее, он ответил: — Есть, сэр. Моряк развернул нос катера в сторону утесов, и они направились к стене скал с огромной скоростью — дикие волны несли катер вперед, словно обезумевшие кони. Рулевой согнулся, стараясь не свернуть с нужного курса. Луч прожектора скользил по волнам. Эннис и инспектор замерли, глядя на приближающиеся утесы. Вскоре луч достиг скал и побежал по каменным отрогам. Но все, что в его свете смогли рассмотреть пассажиры катера — неприступные скалы и огромные волны, со страшной силой бьющиеся о камни, покрытые белой пеной. Люди слышали грохот ужасных ударов океана об утесы. Словно запущенная рукой волшебного великана лодка летела прямо на скалы. Теперь преследователи видели маленькие ручейки, которые стекали вниз по каменным глыбам, после того как о них разбивалась очередная волна. Они были уже совсем рядом с каменной громадой прибрежной «стены». Лицо Стюарта стало мертвенно белым. — Я не вижу никакого прохода! — заголосил он.?— В любой момент нас размажет по скалам! — Слева от тебя! — крикнул Кэмпбелл, заглушая грохот прибоя. —Там какая-то арка. Теперь и Эннис увидел ее — огромную арку в утесе, ведущую куда-то вглубь скал. Стюарт фантастическим усилием попытался развернуть катер в ее сторону, но рулевое колесо не слушалось. Волны швыряли катер из стороны в сторону. Эннис понял, что еще немного, и они врежутся в скалу, чуть левее спасительной арки. Утес маячил впереди, нависая над катером, и в какой-то миг американец закрыл глаза, ожидая удара. Но удара не последовало. А потом он услышал, как победно закричал инспектор Кэмпбелл, и открыл глаза. Катер, подхваченный мощным течением, крутясь, влетел под каменную арку, которая теперь возвышалась футах в сорока у них над головами. Еще несколько секунд, и они оказались в подземном туннеле, который, извиваясь, уходил куда-то вглубь утесов. Дикий рев морских волн остался где-то позади, наступила мертвая тишина. Медленно и неспешно течение несло катер по извилистому туннелю, луч прожектора скользил по влажным стенам. — Боже, похоже, мы почти у цели! — воскликнул Кэмпбелл. Его глаза радостно засверкали. — Эннис, я уверен, что мы обнаружили место, где собираются члены Братства. Катер, который мы высматривали, где-то там впереди во тьме. Рука Энниса еще крепче сжалась на рукоятке пистолета. — Если это так… Мы должны обнаружить их… — Нам не поможет, если мы станем действовать вслепую, — объяснил инспектор. — Если в пещере и в самом деле собираются члены Братства, то мы не сможем вступить с ними в открытую схватку — нас просто сомнут числом. Затем глаза Кэмпбелла вновь сверкнули, и он достал из кармана странные драгоценности,обнаруженные у малайцев. — Вот наши пропуска! С ними мы сойдем за членов Братства, и, если этот маскарад удастся, найдем вашу жену. — Но там будет Чандра Дасс, и если он нас увидит… Кэмпбелл только плечами пождал. — Другого шанса нет. Это единственный путь. Тем временем течение по-прежнему несло их все дальше по извивающемуся туннелю. Чтобы не разбить корпус катера о выступающие скалы, Стюарту то и дело приходилось пускать в ход мотор, стараясь удержать судно на середине протока. Тем временем инспектор Кэмпбелл и Эннис отнесли в каюту полицейские знаки, ранее красовавшиеся на бортах лодки, а те, что не смогли убрать, прикрыли кусками брезента. Неожиданно Стюарт выключил прожектор. — Впереди свет! — объявил он. И правда, за следующим поворотом туннель оказался залит странным, мягким, мерцающим светом. — Теперь надо быть особо осторожными, — объявил инспектор. — Стюарт, чтобы не происходило, оставайся в лодке. И будь готов сразу отплыть, если нам придется бежать. Стюарт кивнул, ничего не сказав. Каменное лицо рулевого немного побледнело, но он ничем не выдал своего страха. Катер опять повернул, следуя изгибам туннеля, и оказался в огромной, залитой светом пещере. У Стюарта глаза чуть не вылезли из орбит от удивления, и даже инспектор Кэмпбелл вскрикнул, не в силах сдержаться. В этой огромной пещере было несколько дюжин морских судов — больших и малых. Все они с легкостью могли противостоять шторму и ветру, а некоторые были столь велики, что непонятно, как они тут оказались. Здесь сгрудились небольшие яхты, моторные катера, морские баржи, лодки много больше по размеру, чем их посудина. Среди прочих тут находилась и лодка Чандра Дасса. Но нигде не было видно ни одного человека. Вдоль всей пещеры шел широкий уступ, вырезанный в скале. Пещеру заливал странный, мягкий белый свет, источника которого было не видно. — Эти суда приплыли сюда со всех концов Земли… — пробормотал Кэмпбелл. — Братство Двери и в самом деле собирается здесь… Похоже мы обнаружили их штаб-квартиру. — Но где они все? — воскликнул Эннис. — Я никого не вижу. — Мы вскоре найдем их, — заверил американца инспектор. — Стюарт подойди поближе вон к тому уступу, чтобы мы могли выбраться на берег. Стюарт точно выполнил приказ, и когда лодка мягко коснулась бортом камня, инспектор и американец перепрыгнули на уступ. Они снова оглянулись, но не заметили никаких наблюдателей. Тишина пещеры нервировала, точно так же как странный свет, размеры пещеры и брошенные суда. — Следуй за мной, — тихим голосом приказал инспектор. — Враги где-то рядом. Инспектор и Эннис сделали всего несколько шагов вдоль уступа, когда американец остановился. — Кэмпбелл, прислушайтесь! — прошептал он Их перешептывания прозвучали очень тихо, в то время как откуда-то издалека из-за толстых стен, до них донеслось монотонное песнопение. А когда прислушались, то их сердца забились быстрее. Внезапно каменный прямоугольник впереди ушел в сторону, открыв проход, сильно напоминающий огромную дверь. За ней начинался коридор в рост человека, залитый все тем же таинственным светом. У входа в туннель стояло двое. Поверх своих одежд они носили серые робы с длинными рукавами, очень напоминающие саваны, из материала похожего на асбест. Серые капюшоны с прорезями для глаз и рта закрывали их головы. У обоих на груди был знак в виде звезды, точно такой же, как те, что были у инспектора и американца. Члены Братства внимательно осмотрели Энниса и Кэмпбеллла, в то время те замерли, словно воришки, застигнутые врасплох. Наконец один из людей в капюшонах заговорил, и в его тягучем голосе послышалось что-то монгольское. — Пришедшие, вы принадлежите Братству Двери? — спросил он, видимо, повторяя ритуальное приветствие. Кэмпбелл, прилагая все свои силы к тому, чтобы его голос не дрожал, ответил: — Мы из Братства. — Тогда почему вы не носите знаков Братства? В ответ Эннис достал из кармана странную эмблему и прицепил на лацкан пиджака. Эннис сделал то же самое. — Входите, братья, — пригласил один из людей в капюшонах все тем же шипящим, неприятным голосом. Он шагнул в сторону, открывая дорогу. Когда Кэмпбелл с Эннисом вошли в туннель, страж в капюшоне прибавил: — Братья, вы должно быть последние. Вы должны поспешить, надо успеть надеть защитные робы, церемония вот-вот начнется. У Кэмпбелла хватило ума не задавать вопросов. Они прошли в туннель. Вырезанный в скале, тот был залит светом, не имевшим определенного источника, точно так же, как пещера с лодками, и вел куда–то вглубь земли. Когда инспектор и его спутник оказались вне поля зрения стражей в капюшонах, Эннис наклонился к уху инспектора и прошептал: — Кэмпбелл, он сказал, что церемония скоро начнется! Мы должны найти Рут до того, как это случится! Туннель неожиданно вывел их в пещеру, где стояла группа членов Братства. Несколько из них уже одели робы с капюшонами, другие только принялись одеваться, подбирая себе одежду из огромной кучи. Трое из присутствующих были в восточной одежде. Совершенно очевидно, что это они прибыли на лодке, следом за которой плыли инспектор и его спутники. Три восточных человека быстро одели робы и, надвинув капюшоны, поспешили дальше по туннелю. Кэмпбелл и Эннис, как и все остальные, шагнули к хранителям роб, вытянув руки. Один из тех на глазок подобрал одежды подходящего размера и протянул их инспектору и его спутнику. Но в этот момент один из людей в капюшонах что-то громко сказал. Тут же все присутствующие в пещере потянулись к Кэмпбеллу и Эннису. Все случилось так неожиданно, что ни инспектор, ни американец не успели вытащить пистолеты. Люди в серых робах скрутили незваных гостей так, что те даже пошевелиться на могли. Оглушенные неожиданным пленением и крахом всех их надежд, детектив и молодой американец увидели, как член Братства, поднявший тревогу, стянул с головы капюшон. Это был никто иной, как Чандра Дасс.

    Глава 4. Пещера Двери

    Индус заговорил, и его сильный, вибрирующий голос был переполнен печалью, почти сожалением: — Раз вы добрались сюда, то вы не сможете погибнуть от кинжалов членов нашего Братства. Именно поэтому я и остался тут ожидать вас… Обыщите их, — приказал он другим остальным. — Заберите все, что может сойти за оружие. Эннис напрягся, в то время, как люди в капюшонах выполнили распоряжение своего начальника. Американец никак не мог смириться с тем, что вот так в один миг рухнули все их надежды, и попытка спасти Рут с остальными похищенными провалилась. Люди в капюшонах отобрали у Энниса и Кэмпбелла пистолеты. Потом члены Братства отступили, но два пистолета по прежнему были нацелены на пленных. Чандра Дасс равнодушно смотрел на своих пленников. И тут Энннис с изумлением заметил, что эмблема, которую индус носил на груди сильно отличалась от тех эмблем, что носили остальные. Эмблема Чандра Дасса представляла собой двойную звезду. Потом взгляд Энниса переключился на каменное лицо индуса. — Где Рут? — требовательно спросил он, а потом его голос сорвался. — Проклятая тварь, отвечай: где моя жена?! — Не беспокойся, мистер Эннис, — все так же безразлично ответил индус. — Скоро вы воссоединитесь со своей женой и разделите ее судьбу. Вы оба отправитесь через Дверь, когда она откроется. Необычная ситуация: жертвы сами идут нам в руки. Обычно довольно трудно заполучить их. Он махнул рукой и двое членов Братства с пистолетами подступили к Эннису и Кэмпбеллу. — А теперь прогуляемся в Пещеру Двери, — объявил Чандра Дасс. — Инспектор Кэмпбелл, я хорошо знаю вас и уважаю ваше упорство. Предупреждаю, что при любой попытке сбежать вы получите пулю в спину. Вы двое пойдете впереди, — сказал он, и насмешливо прибавил. — Помните, пока вы живы, у вас всегда есть тень надежды, но если заговорят пистолеты, то никакой надежды не останется. Эннис и инспектор Кэмпбелл, по прежнему с поднятыми руками, повинуясь командам индуса, стали спускаться вниз по освещенному туннелю. Следом за ними двигались двое в капюшонах и сам Чандра Дасс. Эннис видел, как вытянулось лицо инспектора. Он знал, что за этой бесцветной маской, разум Кэмпбелла усиленно работает, пытаясь отыскать способ спасения. Что до американца, то он забыл обо всем, кроме своей молодой жены. Что случилось с Рут, что за таинственный ужас поджидает ее и других жертв? Однако теперь он будет рядом с ней, он защитит ее! Туннель уходил все дальше и дальше, постепенно распрямившись. На этом прямом участке Эннис и Кэмпбелл впервые заметили резьбу на стенах — всевозможные надписи. У пленников не было времени, чтобы попытаться разобрать написанное, но Эннису показалось, что эти надписи сделаны на различных языках, начертание большей части которых непривычно глазу человека. — Боже, некоторые из этих надписей — египетские иероглифы, — пробормотал инспектор Кэмпбелл. А потом откуда-то сзади до них донесся голос Чандры Дасса. — Эти надписи, точно так же, как языки, на которых они написаны, созданы задолго до появления Египта, инспектор. Братство Двери существовало задолго до появления Рима и Египта. И каждый год его члены собрались, чтобы открыть Дверь и принести жертвы Тем, кто за Дверью. Теперь в голосе индуса зазвучали фанатические нотки безумия, и Эннис вздрогнул, хотя в туннеле было вовсе не холодно. Шагая все дальше по туннелю, они услышали приглушенные, хриплые звуки, словно кто-то бил то ли в барабан, то ли в бубен, где-то впереди — глухой, ритмичный грохот, эхом разносящийся по туннелю. Стены были влажными и сверкали в лучах странного света. — Вы слышите грохот прибоя над головой, — продолжал Чандра Дасс. — Пещера Двери лежит на несколько сотен футов ниже уровня океана, под каменным морским дном. Вскоре все вошли в темный, неосвещенный туннель, который ответвлялся от освещенного. По мере того, как они спускались, грохот прибоя звучал все тише, и вскоре Эннису показалось, что слышит, как кто-то монотонно читает псалмы, точно так, как казалось в пещере наверху. Только теперь эти звуки были громче, и источник их был много ближе. Услышав песнопения, Чандра Дасс прибавил шаг. Неожиданно инспектор Кэмпбелл поскользнулся на камне и всей своей массой рухнул на пол туннеля. Тут же Чандра Дасс и два его спутника отпрянули, нацелив пистолеты на детектива, который с трудом поднялся на четвереньки. — Не советовал бы вам проделывать подобный трюк снова, инспектор, — предупредил индус голосом, в котором слышались смертоносные нотки. — Теперь ни один трюк вам не поможет. — Ничего не поделаешь, пол тут очень скользкий, — пожаловался инспектор Кэмпбелл. — Еще раз поскользнетесь и я вам хребет прострелю, — пообещал Чандра Дасс. — А теперь быстро… Марш вперед! Туннель резко повернул, потом еще раз. После всех этих поворотов Эннис окончательно утратил ощущение направления. Он взглянул на инспектора, и в сердце его снова вспыхнула надежда, поскольку он увидел, что тот сжимает в руке нож, который обычно носил за голенищем. Видимо инспектор специально споткнулся, чтобы вытащить его. Затем Кэмпбелл приблизился к молодому американцу, и они пошли чуть быстрее. На какое-то время расстояние между ними и их конвоирами увеличилось И тогда инспектор прошептал молодому человеку, делая паузы так, чтобы шорох шагов заглушал слова: — Будь… готов… прыгнуть… на них… — Но они станут стрелять, если мы… — в ужасе прошептал Эннис. Кэмпбелл не ответил, однако Эннис почувствовал, как напряглось тело инспектора. Туннель еще раз круто повернул. Теперь песнопение доносилось откуда-то сверху. Однако инспектора сейчас волновало совсем другое. Как только они повернули за угол, Кэмпбелл, резко развернувшись, ударил ножом человека, который шел следом. Пистолет, нацеленный ему в желудок, выстрелил почти в упор. Инспектор дернулся всем телом, когда пули разорвали его тело, но остался стоять, с быстротой молнии нанося удары ножом. Один из людей в капюшоне повалился с перерезанным горлом, и тогда Кэмпбелл набросился на второго. Так вышло, что Энннис оказался один на один с Чандра Дассом. В первый момент ему удалось сбить с ног ошеломленного индуса, но тот дрался, словно дьявол. Оказалось, что Чандра Дасс, несмотря на свое тщедушное телосложение, обладает недюжинной силой. Эннис вкладывал в удары всю свою ненависть, но тело индуса казалось было выкованным из стали. Крутанувшись, негодяй в свою очередь повалил молодого американца на пол, а потом навалился на него. Огромные темные глаза Чандра Дасса сверкали, как у безумца. А потом он неожиданно задергался, огонь в глазах потух, и просьба о помощи сорвалась с губ. После этого индус упал лицом вниз, и Эннис увидел нож Кэмпбелла, торчащий из его спины. Ловким движением инспектор выдернул клинок и вновь засунул за голенище. Молодой американец содрогнулся, только сейчас осознав, что его спутник только что зарезал трех членов Братства, теперь валяющихся на полу туннеля. —Кэмпбелл! — воскликнул американец, схватив инспектора за руку. — Они же ранили вас… Я видел, как в вас стреляли! Тот усмехнулся уголком рта. — Ерунда, — проговорил он и погладил грязный серый жилет, который носил под пиджаком. — Похоже, Чандра Дасс ничего не знал о бронежилетах. Потом инспектор внимательно посмотрел вниз и вверх вдоль туннеля. — Тела этих негодяев нельзя тут оставлять. Их могут обнаружить в любой момент. — Послушайте! — призвал Эннис, повернувшись. Песнопение разносилось по туннелю, становясь все громче и громче, достигая триумфального крещендо, замолкая, а потом начинаясь снова. —Кэмпбелл, они начали церемонию! — воскликнул Эннис. — Там Рут! Детектив равнодушным взглядом осмотрел вход в один из темных туннелей, ответвлявшийся от главного. — По-моему, подходящий туннель… Давай-ка перетащим сюда тела, — приказал он. Забрав пистолеты у мертвецов, они быстро перетащили тех в темный боковой туннель. — А теперь быстренько наденем их робы, — продолжал командовать Кэмпбелл. — Без них у нас и вовсе нет шансов. Эннис торопливо сорвал серую робу с мертвого Чандра Дасса и натянул ее, в то время как Кэмпбелл раздел одного из конвоиров. В робах, с низко надвинутыми капюшонами они ничем не отличались от других членов Братства, если не считать, что на груди Эннниса висел медальон с двойной звездой, а не с обычной, как у всех остальных. Закончив свой «маскарад», инспектор со спутником быстро вернулись назад, в освещенный туннель. Эннис шел чуть впереди, а инспектор держался у него за спиной. Только они успели выскочить из темного коридора, как откуда-то сверху донеслись быстрые шаги, кто-то торопливо спускался по коридору. Метнувшись назад инспектор и его спутник застыли во тьме, в то время как мимо них торопливо прошествовали члены Братства, остававшиеся наверху. Они явно очень торопились присоединиться к остальным. — Стражи и те, кто выдавал робы. — пояснил инспектор американцу, когда те прошли мимо. — Мы видели их всех наверху. Пойдем следом и, думаю, нам следует поспешить. Вновь инспектор и его спутник вышли в освещенный туннель и быстрым шагом отправились за остальными членами Братства. К грохоту прибоя где-то далеко у них над головой прибавилось песнопение. Слившись воедино, эти звуки стали почти непереносимыми, когда инспектор и американец миновали последний поворот туннеля. Тот стал много шире, открыв высокий каменный портал, за которым было огромное залитое светом пространство. Кэмпбелл и Эннис, которые на фоне портала, могли показаться крошечными фигурками в серых плащах с капюшонами, решительно направились вперед, а потом резко остановились. Эннису показалось, что тело его вмиг обратилось в камень. — Это Пещера, совершенно верно… Пещера Двери! Они осмотрели огромный каменный зал, спрятанный глубоко под дном океана. По форме он напоминал эллипс и в длину был сотни три футов. Черные базальтовые стены поднимались башнями, смыкаясь где-то высоко вверху. Эти башни словно поддерживали океанское дно, до которого было много сотен футов. В дальнем конце зала на плоских площадках черного базальта стояло пять человек в робах с низко надвинутыми капюшонами. Четверо из них носили медальоны с двойной звездой, а один — с тройной. Двое из них находились рядом с кубическим, сверхъестественно выглядевшим, серым, металлическим механизмом, от которого словно паутина в разные стороны протянулись провода, безумным образом сплетенные в своего рода паутину. Многие из них пульсировали, переполненные странной энергией. Внутри загадочного механизма пульсировал свет, не имеющий источника, тот самый, что освещал туннели и пещеру. Над машиной, если это, конечно, была машина, поднималась твердая грубая базальтовая стена. Но на ней над странным механизмом был высечен огромный многогранный черный камень, напоминающий камень на эмблеме — полированный овал. А в середине этого полированного овала были вырезаны четыре больших, совершенно нечеловеческих лика. Когда Эннис и Кэмпбелл увидели их, мороз пополз по их венам. Медленное, размеренное пение звучало все громче. Звук поднимался к потолку пещеры, и, казалось, сам камень вибрировал ему в такт. Словно кто-то исполнял литанию на неведомом людям языке. Но неожиданно все смокло. Эннис сжал руку инспектора, спрятанную под серым балахоном. — Где Рут? — безумным голосом прошептал он. — Я не вижу тут никаких пленных. — Если их нет тут, они где-то в другом месте, — быстро ответил Кэмпбелл. — Послушайте… В этот момент песнопение окончательно смолкло. В дальнем конце пещеры вперед выступил человек, носивший три звезды. Он заговорил, и его глубокий, грудной голос разнесся по пещере, прокатился по ней, мечась взад-вперед от камня к камню, от скалы к скале. — Братья Двери, — начал он. — Мы снова встретились в этом году в пещере Двери, точно так же, как десять тысяч лет наши прадеды встречались тут, чтобы поклониться Тем, кто ожидает за Дверью и принести в жертву тех, кого любят… Сто столетий прошло с тех пор, как первый из тех, Кто ждет за Дверью, послал свой мысленный сигнал через бездну, разделяющую наши вселенные. И с тех пор мы каждый год открываем Дверь, которую построили по их наущению. Каждый год мы приносим им жертвы. А в ответ они делятся с нами своей мудростью и силой. Они показывают нам то, что сокрыто от обычных людей, и дают силы, которых у других людей нет. Сегодня вновь пришло время открыть Дверь. По другую ее сторону в своей вселенной, Они ожидают жертвы, которые мы им приготовили. Пришел час передать им эти жертвы. И тут, словно по сигналу из узкого бокового коридора в зал вошла новая группа людей, состоящая из трех колонн. Две колонны членов Братства в серых плащах и капюшонах, а между ними колонна мужчин и женщин. Их было тридцать или сорок. Эти люди принадлежали разным расам, разным классам, но все как один двигались медленно, механически, глядя прямо перед собой остекленевшими, ничего не видящими глазами. Больше всего они напоминали живые трупы. — Их опоили! — пробормотал Кэмпбелл дрожащим голосом. — Они все под воздействием наркотиков и не понимают, что происходит. Взгляд Энниса остановился на шедшей в конце колонны маленькой, хрупкой девушке с каштановыми волосами, одетой в темно-коричневое платье. Ее лицо было белым, «окаменевшим», как у всех остальных. — Это Рут! — воскликнул американец, но капюшон приглушил его крик. Он рванулся было вперед, но Кэмпбелл остановил его, крепко схватив за плечо. — Нет! — воскликнул он. — Так вы ей не поможете. Они просто-напросто снова схватят вас! — Но, по меньшей мере, я буду вместе с ней! — воскликнул Эннис. — Отпустите меня! Однако инспектор Кэмпбелл продолжал держать американца стальным захватом. — Подождите, Эннис. — продолжал увещевать детектив. — Действуя таким образом, вы не оставляете себе ни единого шанса. Роба, надетая на вас, это роба Чандра Дасса. На ней двойная звезда, такая же, как у тех, кто стоит на площадках Это означает, что Чандра Дасс должен был находиться где-то там. Идите туда и займите его место, словно вы — это он… Надвиньте капюшон пониже, и они не смогут распознать подмену. Я же постараюсь подобраться поближе к пленным. Коридор, откуда их вывели, должен где-то неподалеку соединяться с главным коридором, к тому же вход в него не так далеко от этих дискообразных возвышений. Когда я открою огонь из пистолета, хватайте свою жену и попытайтесь вместе с ней скрыться в туннеле. Если вы поспешите, то у нас будет шанс вернуться той же дорогой, которой мы пришли сюда, и сбежать. Эннис сжал руку инспектора. Потом, ничего не говоря, он спокойным шагом прошел в центр пещеры, мимо людей в серых родах прямо к одной из пустых площадок и поднялся на нее, хотя сердце его готово было вырваться из груди. Старший посвященный, единственный, кто носил тройную звезду, удостоил американца только мимолетного взгляда, словно сделал замечание за опоздание. Эннис видел, как Кэмпбелл, стараясь не привлекать к себе внимания, двинулся к боковому темному туннелю. Никто из сотни посвященных не обращал на него внимания. Их внимание было полностью приковано к членам Братства, стоящим на дисках-возвышениях. Рут прошла мимо Энниса, ее лицо и в самом дело превратилось в белую непривычную маску. Все посвященные сгрудились возле дисков, позади которых сверкала огромная черная многогранная дверь. Стражи отошли от пленников, но те по-прежнему стояли совершенно спокойно. Эннис стал подбираться к Рут, находившейся в конце колонны неподвижных фигур. Оказавшись неподалеку от нее, он обратил внимание на двух членов Братства, замерших рядом с механизмом. Те потянулись к двум выпуклым кнопкам на боковых эбонитовых поверхностях странного устройства, под сферической паутиной спутанных проводов. Глава Братства, стоявший перед механизмом, высоко поднял руки. Его голос — грудной, вибрирующий — разнесся по всей пещере.

    Глава 5. Дверь открылась

    — Куда ведет эта Дверь? — рокотом прокатился по пещере голос посвященного. За спиной ему ответила сотня голосов, приглушенных капюшонами, но достаточно громких, чтобы эхо подхватило их и разнесло по всей пещере. — Она ведет из нашего мира… Посвященный выдержал паузу, ожидая, пока стихнут все отзвуки эха, и только потом продолжил ритуал. — А кто научил наших предков открывать ее? Эннис все ближе и ближе подбирался к колонне жертв, чувствуя, как сам воздух вибрирует в такт словам посвященного. — Те, кто находится за этой дверью, научили их! Теперь Эннис уже стоял в стороне от остальных членов Братства, в нескольких ярдах от пленных, от маленькой Рут. — Это те, кому мы приносим жертвоприношения? Голос высшего посвященного вновь вознесся к потолку пещеры, и до того, как прозвучал ответ, чья-то рука схватил Энниса за руку и потянула назад на его место, прочь от пленников. Американец покосился и увидел еще одного из членов Братства. — Мы приносим жертвы тем, кто за Дверью! И громогласный отклик прозвучал именно тогда, когда посвященный толкнул Энниса на его место, едва слышно прошептав: — Ты встал слишком близко к жертвам. Чандр Дасс! Ты что, хочешь, чтобы тебя забрали вместе с ними? Посвященный крепко держал Энниса за локоть. На американца вновь накатила волна отчаянья. В этот момент раздались слова, означающие окончание ритуала. — И Дверь откроется, когда они придут забрать жертвы? В ответном ошеломляющем, вибрирующем крике смешались страх верующих и сверхчеловеческий ужас. — Пусть Дверь откроется! Старший посвященный повернулся и поднял руки, подавая сигнал. Эннис напрягся, готовый прыгнуть к Рут. Тем не менее, он видел, как два посвященных, словно по команде вдавили кнопки в боковых гранях странного механизма. После этого Эннис, как и все остальные в пещере, замер, околдованный происходящим. Спиральная паутина завибрировала с безумной силой. В самом центре огромного многогранника в стене появилась маленькая искорка неземного, зеленого света. Потом он начало постепенно расширяться, расползаться, словно раскрывался огромный жутковатый цветок. К своему ужасу Эннис смог разглядеть то, что находилось по другую сторону зеленого свечения! Он и в самом деле заглянул в другую вселенную, лежащую в ином измерении, чем наше. Это и в самом деле была Дверь, ведущая в иной мир, залитый зеленым, болезненно мерцающим светом. Эннис видел вдалеке город, залитый этим светом, проклятый город, погруженный в изумрудное мерцание, чьи ассиметричные, искривленные башни и минареты вытянулись к адско-зеленым небесам. Он заметил в мягкой зеленой субстанции на поверхности чужого мира сверкающие огоньки, скользящие туда-сюда, словно огромные желтые глаза. С отвращением Эннис внезапно понял, что огромные желтые круги — и в самом деле глаза. Адский город из другой вселенной, живой… и эта непривычная, богомерзкая жизнь взирала на людей через Дверь! Из безумного, живого Метрополиса в сторону Двери потянулись бесформенные щупальца. Через открытый проход волна за волной накатывала непривычная, вызывающая покалывание в теле сила, которую Эннис ощущал даже сквозь защитную робу. Толпа членов братства в надвинутых капюшонах раздалась в стороны, открывая зеленым щупальцам-псевдоподиям путь к жертвам. Чудовище потянулось к пленникам, к его Рут, и Эннис попытался всеми силами преодолеть чары, заморозившие его. В этот момент тишину разорвал пистолетный выстрел, а потом еще и еще. Пули ударили по проводам пульсирующей паутины таинственной машины. Дверь тут же начала закрываться. Темнота поползла с краев к центру многогранника на стене. Словно почувствовав тревогу, щупальца чудовищного живого города схватили несколько ближайших жертв и потащили их через Дверь. Когда она стала закрываться, свет в пещере начал тускнеть. — Рут! — взвыл обезумевший Эннис. Он прыгнул вперед, схватил девушку, крепко сжав в другой руке рукоять пистолета. — Эннис… Быстро! — закричал Кэмпбелл на всю пещеру. Дверь уже полностью закрылась. Огромный каменный овал стал совершенно черным. В пещере становилось все темнее и темнее. Обезумев, старший посвященный метнулся к Эннису, И когда он сделал это, остальные члены Братства словно очнулись от охватившего их ужаса и тоже побежали к американцу. — Дверь закрылась! Смерть еретикам! —завопил глава Братства. — Смерть еретикам! — безумно взвыла следующая за ним толпа. Пистолет Энниса загрохотал, и старший посвященный рухнул. И в этот миг свет в пещере окончательно погас. В темноте поток тел обрушился на Энниса. Они кричали, сыпя проклятиями. Молодой человек отбивался изо всех сил, безумно размахивая пистолетом, в то же время прижимая к себе Рут здоровой рукой. Он слышал, как других предназначенных в жертву, опоенных наркотиками людей сбила с ног толпа обезумевших членов Братства. Прижимая к себе девушку, Эннис сражался словно берсерк в полной темноте, где невозможно было разобрать, кто перед тобой, друг или враг. Одновременно он пытался двигаться в ту сторону, откуда, как он считал, стрелял Кэмпбелл. Американец размахивал пистолетом, пытаясь расчистить дорогу себе и Рут, А потом чьи-то сильные руки схватили его и оттащили в сторону. С горьким ощущением молодой человек понял, что проиграл, поскольку понятия не имел, где выход. А потом кто-то проревел, перекрывая окружающую какофонию. —Эннис, сюда! Сюда! — и это был голос Кэмпбелла. Полицейский кричал снова и снова. Американец рванулся сквозь переплетение невидимых тел на голос инспектора. Он раздавал удары налево и направо и буквально тащил за собой девушку. Наконец ему показалось что инспектор где-то рядом. Неожиданно молодой человек натолкнулся на стену пещеры, провел рукой и обнаружил вход в коридор. Тут же инспектор схватил его и затащил в коридор. Кто-то схватил его сзади, пытаясь вырвать у него Рут. Кто-то закричал, зовя на помощь. Пистолет Кэмпбелла вновь громыхнул, и американец вырвался. Пошатываясь, Эннис с Рут прошли несколько шагов по темному туннелю. Было слышно, как где-то за спиной Кэмпбелл с клацаньем запер дверь и задвинул засов. — Быстрее, ради Бога, быстрее, —позвал он откуда-то из темноты. — Они последуют за нами… Мы должны как можно скорее подняться в пещеру, где осталась наша лодка! И они, двигаясь наощупь, поспешили по темному туннелю. Теперь Кэмпбелл тащил девушку, а Эннис, качаясь, словно пьяный, пробирался следом. Позади взревела толпа, но беглецы уже вырвались в главный туннель. Оказалось, что там теперь тоже темно, но посмотрев назад они увидели отблески огоньков. — Посвященные гонятся за нами и у них есть фонари! — воскликнул Кэмпбелл. — Поспешим! Это был кошмар. Они бежали на подкашивающихся ногах по темным туннелям, в то время как прибой ревел где-то у них над головой, а позади раздавался топот преследователей. Ноги беглецов скользили по мокрому каменному полу. В темноте они натыкались на стены там, где коридор круто поворачивал, меняя направление. Преследователи были уже близко. Когда беглецы свернули в очередной коридор, который, по расчетам инспектора, должен был вывести в пещеру, где остался катер, позади показались огни факелов. Преследователи тоже заметили их и взвыли от ярости. Но когда беглецы были уже на пороге последней пещеры, Эннис споткнулся и упал. Повернувшись, американец закричал Кэмпбеллу: — Уходите… Уведите Рут! Я попытаюсь их задержать! — Нет! — рявкнул Кэмпбелл. — Есть другой способ…. Конечно, в этом случае все мы можем погибнуть, но это единственный шанс! Инспектор запустил руку в карман и достал большие старомодные золотые часы. Оторвав цепочку, он дважды провернул завод, а потом со всего маху швырнул их как можно дальше в туннель. — Быстрее!… Из туннеля! Или мы умрем прямо тут! — закричал он. Беглецы из последних сил ринулись вперед. Причем Кэмпбелл тащил и девушку, и прихрамывающего Энниса. Через минуту они оказались в огромной пещере с причалом. Единственным источником света тут оказался прожектор, луч которого был нацелен в высокий каменный потолок. И в этот миг плоский каменный уступ, на котором они оказались вздрогнул под ногами. Беглецов оглушил ужасный грохот взрыва и шум рушащихся скал. Потом последовал ужасный толчок, и скалы содрогнулись… — На катер! — рявкнул Кэмпбелл. — Мои часы были наполнены самой высококачественной взрывчаткой. Надеюсь взрыв обрушил туннель. Но теперь, после такого взрыва, потолок пещеры в любой момент может обрушиться на нас! Ужасный грохот доносился со всех сторон. Казалось, и в самом деле потолок пещеры готов в любой момент обрушиться на беглецов. Не теряя ни минуты инспектор со своими спутниками перебрались на лодку. Огромные обломки скал посыпались в воду с потолка пещеры. Стюарт, белый как полотно, не задавая вопросов включил мотор, а потом помог усадить девушку на палубу. — Уходим отсюда! — приказал Кэмпбелл. — Полную скорость! Они с безумной скоростью понеслись через подземный туннель, направив луч прожектора вперед, в надежде вовремя заметить возможные препятствия. Прилив закончился, начался отлив, и это добавляло катеру скорость. Каменный потолок рушился за спиной беглецов. Стены дрожали. Неожиданно Стюарт дал мотору обратный ход, и в тот же миг, словно подтверждая правильность его действий, от стены откололась огромная глыба и рухнула на то место, где мог оказаться катер. Масса обрушившегося камня перегородила проток, создав непреодолимый барьер, выступая из под воды. — Мы в ловушке! — воскликнул Стюарт. — Эта скала перегородила туннель. — Проток не полностью блокирован! — воскликнул Кэмпбелл. — Посмотри. Похоже, там можно проплыть. Это единственная возможность выбраться отсюда, пока весь туннель не обрушился. — Но впереди могут быть еще завалы… — возразил рулевой. Но когда Кэмпбелл и Эннис быстро сбросили пиджаки и ботинки, он последовал их примеру. Грохот рушащихся вокруг скал становился все громче, и беглецы из-за этого сильно нервничали. Кэмпбелл помог Эннису опустить Рут, которая до сих пор не пришла в себя, в воду. — Зажми ей рукой нос и рот! — приказал инспектор. — И давай за мной! Стюарт плыл первым, лицо его в свете прожектора было белым как мел. Он первым нырнул под обрушившеюся скалу. Течение отлива подхватило моряка и унесло прочь за доли секунды. Затем, поддерживая девушку с двух сторон, за Стюартом последовали остальные. Причем Эннис плыл, зажимая рукой нос и рот своей молодой жены. Вначале их потащило вниз, а потом подхватило быстрое течение и понесло, словно перышко. Беглецов било о камни, царапало об каменный потолок. Легкие Энниса уже готовы были взорваться, в голове помутилось, когда он, по-прежнему крепко сжимая девушку, вынырнул на поверхность. На полной скорости беглецы врезались в скалу, а потом течение снова потащило их под воду к небольшому отверстию у самого дна протока. Яростно сражаясь с течением, они протиснулись в эту дыру, а потом снова вынырнули. Беглецы оказались в темноте, проплывая между камнями, вновь подхваченные течением. Стены тоннеля тряслись, где-то над головой грохотали камни. А затем беглецы вдруг увидели далеко впереди круг тусклого света — утреннее небо, на котором еще горели одинокие яркие звезды. Вскоре течение вынесло всех четверых в открытое море. Только теперь беглецы обнаружили, что Стюарт по-прежнему плывет впереди. Девушка задрожала в руках Энниса, и тот увидел, что лицо ее постепенно приобретает осмысленное выражение. — Пол… — пробормотала она, крепче прижимаясь к Эннису. — Рут приходит в себя! — радостно воскликнул американец. — Похоже, холодная вода привела ее в чувство. Кэмпбелл перебил его, прокричав: — Смотрите! Смотрите! — закричал инспектор, показывая назад на черные утесы за спиной. Эннис обернулся и в тусклом свете гаснущих звезд увидел, как содрогнулась масса темных скал. А потом с ужасным грохотом, напоминающим шум землетрясения, они начали провались под землю, складываться, как карточные домики. Вода у берега яростно забурлила, образовав водоворот. Но вот море успокоилось. Беглецы добрались до песчаной отмели и облегченно выдохнули — они спаслись.. — Похоже, подземные катакомбы и пещеры залило водой… — глядя на водоворот, предположил Кэмпбелл. — А Дверь и Братство Двери? — Надеюсь, они уничтожены навсегда.
    19 сентября 2016
    Последняя редакция: 21 октября 2016